Репин Анатолий Егорович

Родился в городе Вятке (ныне Киров) в 1936 году. В 1955  году призван на службу. Направили в город Анапу, в учебную часть. После окончания направили служить на остров Сахалин. Службу проходил в порту Корсаков, в отряде сторожевых кораблей. Вся служба прошла в должности корабельного электрика на «Большом охотнике». В 1958 году демобилизовался. Сын репин Виктор Анатольевич 1962 года рождения, призван на службу в 1981 году. Служил в том же месте, где и отец. Так же электриком и на том же корабле, повторив почти один в один служебный путь своего отца.

Панков Валерий Петрович

Родился 1 января 1940 года в городе Усолье-Сибирское. Так что является коренным усольчаниным, прожившим долгие годы в родном городе. Его мать, Пана Попова, стала первой пионеркой в Усолье и в дальнейшем всю жизнь проработала в школе учителем начальных классов. Трудилась в школах №3 и №4. Семья проживала у военкомата в бараке, в одной из учительских квартир, воспитывая двух сыновей. Отец был призван в армию и воевал с фашистами. Вернулся живым, не инвалидом, с медалями и орденами на груди. Отец вернулся к своему ремеслу портного-закройщика и шил одежду для элитных граждан, стоящих у власти. Случилось так, что через несколько лет отец ушёл из семьи и создал новую. По окончании семилетки, Валерий пошёл работать слесарем, помогать семье стало его обязанностью. Затем трудился электриком на ЗГО, а призывался на службу с ФСК. Служба проходила на границе с Китаем. Вот что вспоминает Валерий о том времени: «Когда я прибыл на заставу, еще пели песню «Москва - Пекин» о том, что русский с китайцем братья навек. По Амуру ходили китайские пароходы, плавали лодки с людьми. Они нам, пограничникам, махали приветственно руками и кричали что-то по-своему, не ругательно. А в конце 1962 года уже не махали, а кулаками грозили. Много китайцев переходило границу в нашу сторону. В основном с контрабандой. Китайцы несли к нам опиум, маковый сырец, а от нас уносили победитовые пластинки, которые использовали для изготовления режущего инструмента. Напротив нашей заставы стояла китайская деревня. Китайцы, мы их рикшами звали, жили плохо, бедно, на наш взгляд и есть им даже было нечего. Бывало так, что приплывшего на наш берег в лодке китайца, мы задерживали и вызывали начальника заставы. Прибудет тот, посмотрит на задержанного гражданина и нам говорит: «Накормите его хотя бы». Потом везем его обратно на катере на китайскую заставу. В период учебы осваивал специальность связиста, а вот служить на заставе довелось кавалеристом до самого окончания срока службы. Имел звание рядового, а перед самым ее окончанием присвоили звание сержанта, за отличную службу и задержание пытавшегося перейти границу вооруженного китайского нарушителя. Этот случай запомнился на всю жизнь. А произошло это так: наша пограничная застава располагалась неподалеку с железнодорожной станции «Сиваки Тыгда». По этой причине основная масса нарушителей с китайской стороны пыталась перейти границу в районе охранения отведенного участка нашему подразделению. Хорошо помню даже дату случившегося, 21 февраля 1962 года наш наряд на границу выступил «дозором» с 23 часов до 4 утра. Старшим был я, а младшими наряда Василий, недавно прибывший на заставу для прохождения службы. Обошли указанный участок границы. Всё было спокойно, и мы заняли позицию, то есть залегли «секретом», на самом вероятном направлении, где часто нарушалась граница в пади Медвежья. Ночь стояла тёмная, без Луны и ярких звёзд. Как могли, сохраняли режим секретности, громко не разговаривали и даже не курили. Всему этому мы уже были обучены и при каждом получении приказа на охрану государственной границы дополнительно проинструктированы. Обстановка к тому времени на Советско-Китайской границе была сносной, но тревожной. Да и во всём мире не лучшей. Мир стоял на гране ядерной войны из-за противоречий СССР и США. Так называемый «Карибский кризис» обязывал привести войска к готовности ведению боевых действий. Всё это держало в напряжении и постоянной боевой готовности и нас, пограничников. Где-то в первом часу ночи, я услышал тихий скрип уключин от вёсел и догадался, что по Амуру плывёт лодка. Я подал сигнал младшему наряда, и он мне ответил, что тоже слышит. Хотя и было темно, разглядеть силуэт было возможно. В берег уткнулась лодка и замерла. Через 10-15 минут, я хорошо вижу, как из лодки на песчаный берег вышел человек, а лодка отчалила и исчезла в речной мгле. Он быстро направился к прибрежным кустам, росшим неподалёку от края реки. Пора, решил я, и громко скомандовал – Стой, руки вверх, - в надежде, что он понимает эти слова и среагирует на команду. Но, он среагировал по-иному. В нашу сторону полетела граната. Раздался взрыв, метрах в десяти от меня. Громкое эхо покатилось по Амуру и, конечно же, было услышано на заставе. Мы лежали за кустами и осколки со свистом пронеслись над нами, не причинив вреда. Я дослал патрон в патронник автомата и дал «очередь» в сторону нарушителя и приказал младшему наряда дать сигнал из ракетницы, и он выпустил три красных ракеты, что означало «спешите на помощь». Вижу, как нарушитель упал на песок и притаился. Так мы пролежали минут десять без всяких действий с обеих сторон. Я знал, что помощь подойдёт быстро. Ещё минут через десять раздался конный топот, и я облегчённо вздохнул. Прибыла конная тревожная группа пограничников, во главе с начальником заставы. Я доложил о нарушении режима границы и сложившейся обстановки. Первым к нарушителю направился капитан, следом за ним и мы. Нарушитель оказался живым, но раненым в правое лечо, одна из моих пуль крепко его зацепила. По виду задержанный не был похож на китайца, а мы так и не узнали, кто был нарушителем, видимо, серьёзная «птица». Нас подробно опросили и впоследствии спешно направили на другой охраняемый участок. Утром в штаб отряда пришла шифровка и нас вместе с задержанным нарушителем границы отправили в штаб. За задержание опасного нарушителя мне было присвоено звание сержанта». 

Валерий Панков 11 августа 1961 года Приказом начальника войск КГБ СССР награждён знаком «Отличный пограничник», 10 ноября 1962 года за безупречную службу в рядах Пограничных войск КГБ при Совете Министров СССР и успехи в боевой и политической подготовке награждён Похвальным листом.

В конце декабря 1962 года Валерий Петрович вернулся домой и уже в январе 1963 вышел на работу электриком в управление механизации, где и трудился до ухода на заслуженный отдых с наградой – медалью «Заслуженный рационализатор». Любил он свою работу, отдавая делу душу и умственные способности, постоянно улучшая и изобретая новое в электротехнике. 26 марта 1981 года Валерий Петрович занесён в Книгу Почёта ВОИР треста «Строй механизация» Главвостоксибстроя. 

Встреча с будущей женой Галиной произошла в январе 1963 года на танцах, в старом клубе «Химик», стоявшем на перекрёстке улиц Ватутина и Менделеева. Валерий сразу обратил на неё внимание, выделив из круга подруг. Видимо, это была судьба, определившая этот выбор на всю жизнь. Валерий также приглянулся Галине. Дружили два года, такие были времена и нравы. Потом решили жить вместе, сыграв скромную свадьбу. К новогодним праздникам переехали  в собственную однокомнатную квартиру в новом доме. В 1971 году у Панковых родился сын Андрей, который окончил УХТТ с отличием и поступил в Усольский филиал политехнического института. Доучивался в Иркутске, где живёт поныне с женой Оксаной и дочерью Настей. Любимая жена Валерия оказалась трудолюбивой и заботливой, да и как быть иной с таким замечательным мужем! Жена Валерия Галина родилась под Свердловском в рабочем посёлке Ключевское. Росла в большой семье и, когда старшие сёстры вышли замуж, то всё домашнее хозяйство легло на её плечи, а это огород, уборка, заготовка всего необходимого. Всему научилась и всё могла она. Пришло время, и она поступила в строительный техникум в Нижнем Тагиле. После его окончания была направлена в Усолье-Сибирское, в трест «Востоктяжстрой», а оттуда на завод ЖБИ. Здесь и прошла её трудовая биография от мастера до начальника отдела. 

В 2008 году в России появилась новая награда – общественная медаль «За любовь и верность». Летом 2015 года этой медалью была награждена супружеская пара Панковых, уже отметивших золотую свадьбу. Что помогло супругам прожить долгую, счастливую жизнь вместе? Конечно же, взаимная любовь! Но, и не только она. Их секретом было то, что они могли уступать друг другу, не доводя мелкую ссору и противоречия до скандалов. Мудрость, обретённая долгими годами совместной жизни, помогала обходить острые углы нелёгкой жизни, сохраняя семейный очаг. 

Валерий Петрович является ветераном труда, а также ветераном Пограничных войск. Ежегодно 28 мая, как и многие усольчане, отслужившие в Пограничных войсках, он приходит к пограничному столбу, стоящему неподалёку от мемориала «Вечный огонь», с целью встречи знакомых пограничников и отдания дани уважения к боевому прошлому нашей Родины. 

Григорьев Анатолий Павлович

Родился 18 декабря 1940 года в городе Усолье-Сибирское. Учился в школе № 5 (в настоящее время ДЮСШ). Проживавшая в Свирске сестра, пригласила к себе на продолжение учёбы, и Анатолий поступает в Свирский техникум, на отделение электротехники. В ноябре 1959 года призван на службу. Направили в Пограничные войска. Начинал службу в 55 дважды орденоносном, орденов Красного знамени и Красной Звезды Джамалинском пограничном отряде, Амурской области, Хабаровского края. 22 ноября прибыл в часть и, после десяти дней карантина, началась учёба на пограничника. Изначально направили во взвод радистов. Но эта техническая наука не понравилась Анатолию, и он перешёл в кавалеристы. Учёба продолжалась не долго, и 10 декабря уже был направлен на заставу Свербеево на замену «стариков», многие из которых уже служили четвёртый год. 23 декабря принял Присягу. Командир отряда полковник Петухов провёл маленький «митинг» по политическому воспитанию прибывшей молодёжи, лично произнёс пламенную речь. Началась служба на заставе. За пограничником Григорьевым закрепили коня по кличке Сигара. До апреля 1963 года охранял границу. В 1960 году Генеральный секретарь Н.С. Хрущёв распорядился сократить численность Вооружённых Сил на 1,2 миллиона человек. Это коснулось и Пограничных войск. 55 отряд в 1960 году был расформирован, а заставы перешла в подчинение соседних отрядов. Но служба продолжалась, несмотря на эту перестройку. Местность болотистая, трудно проходимая. На направлениях вероятного движения нарушителей границы мы натягивали тонкую проволоку и периодически подключали собранную схему к носимым приборам СП-8 или СП-10, которые реагировали на обрыв или замыкание контрольного провода. На высоком уровне стояла партийно-политическая работа. Пограничников водили по местам боевой славы, мемориалам памятникам. На заставе был квартет струнных инструментов, дававший самодеятельные представления. У Анатолия Петровича был хороший друг Пётр Гладков, с которым связаны личные воспоминания о временах службы на границе. Вспоминает ветеран-пограничник: «Был этот весёлый, общительный парень родом из города Читы. Мы с ним подружились и часто общались.  Как-то ещё в начале нашей службы мы, побывав на стрельбище, отправились на учебную границу. Сержант говорит: «Пётр, иди в столовую, накрывай стол на наше отделение к обеду». Пётр, с весьма довольным видом, направился исполнять приказание командира. В скорости туда направились и мы, всем отделением. Зашли в обеденный зал и видели нашего Петю. Сидит он скромно на стуле, а стол пуст! «Петя, а где наша еда?», спрашивает его сержант, «Ты что, ещё не брал?». Петя молчит и, опустив глаза, ёрзает на стуле, наконец, проговорил, с краской на лице: «Не дождался вас, съел, что дали». Конечно, мы были удивлены аппетиту и вместимости желудка этого парня внушительных размеров. Пришлось идти и просить второй обед. С  тех пор Петра стали кормить отдельно, выдавая вторую порцию. Был Пётр не только отменный едок, но и отличный пограничник. А произошло вот что. На заставу позвонили и сообщили о том, что едет проверяющий полковник Тервертолачи и, что его путь проляжет вдоль границы. Наказали, чтобы по пути его встретил наряд пограничников и, как положено, доложил по форме. Дело было зимой и наряд в составе старшего наряда Петра и младшего наряда, одевшись потеплее, в связи со сложившейся ситуацией, направился в сторону вероятного появления полковника. Маршрут пролегал вдоль Амура, где и должна была случиться встреча наряда с автомобилем проверяющего. Вот и излучина реки, делающей резкий поворот. В этот момент из темноты пробился  яркий сноп света от фар, движущегося на встречу, автомобиля. Дальнобойный свет прошёлся по торосам Амура. И тут зоркий глаз Петра заметил фигуру человека на замёрзшем русле реки. Хотя это и продолжалось всего несколько секунд, факт нарушения границы был установлен. Наряд принимает решение к задержанию, а не к встречи и докладу большому начальству. Его автомобиль, прорычав мотором, проехал мимо притаившихся пограничников. Гостя, с той стороны реки, ждать, долго не пришлось. Не оправдался его расчёт на мороз и редкие наряды пограничников. Он вышел прямо на притаившихся в кустах пограничников. Когда нарушитель подошёл почти вплотную, они вышли и скомандовали: «Стой! Руки вверх!». Этого было достаточно. Бежать не было смысла. Пуля с такого близкого расстояния наверняка не пролетит мимо. Задержанный оказался серьёзной фигурой, почти профессиональным шпионом, оказался полковником «лисимановской» разведки. На нашу территорию проникал постоянно, ещё со времён Великой Отечественной войны, унося затем секретную информацию на сопредельную сторону. Конечно, прибывший на заставу полковник ругал начальника заставы, по части дисциплины. В выражениях бывший фронтовик не скупился, вспоминая и Бога и мать. Но, когда ему доложили о причинах, то смягчился и даже поблагодарил за службу.  Вот таким бы хороший друг Пётр, редко расстававшийся, в свободное время, с гармошкой. В ноябре 1962 года служба окончилась. Учёбу продолжил в Свирском техникуме, где проживала сестра». В 1965 году техникум переместили в Усолье-Сибирское, и Анатолий Павлович переезжает в родное Усолье-Сибирское, где его оканчивает. Зайдя в Усольский ГОВД, чтобы оформить прописку, его пригласили на работу в органы внутренних дел. Он дал согласие на службу в уголовном розыске. Окончил курсы в Хабаровской школе милиции и приступил к работе в УР. Проработал инспектором два с половиной года. Знание людей в городе, напористость в работе, довольно хорошие показатели в деятельности милиционера, были на лицо. Но время и жизненные обстоятельства, внесли свои коррективы. Пришло время обзаводиться семьёй. Невеста Руфина работала медицинской сестрой с зарплатой 50 рублей в месяц, а зарплата оперативников, с учётом вычетов 81,2 рублей в месяц на руки. Трудно прожить с таким доходом. Пришлось решиться уйти на работу, как и многие горожане, на химкомбинат. Родились двое детей, сын Алексей и дочь Ольга. За свой многолетний труд Анатолий Павлович отмечался руководством не один раз. Во время службы на границе, его родители получили благодарственное письмо от командования. Ему предоставили отпуск, который получали единицы, и он побывал дома у родных. Награждён знакам «Отличный пограничник» и «Отличник СА». 5 мая в 2010 году вручена медаль «За пограничный надзор», немного позже медаль «Дети войны». Имеет звание «Ветеран труда». Является победителем социалистического труда, за что в 1974 и 1975 годах отмечен Министерством химической промышленности, соответствующими документами. Всю жизнь занимается спортом. Особенно его привлекали лыжи. И в свои 78 лет выглядит бодрым и здоровым.

 Аборнев Виктор Петрович

Родился 2 ноября 1943 года в городе Усолье-Сибирское. Учился в Усольск5ой школе № 1, которую окончил в 1961 году. В 1962 году призван на службу в Пограничные войска. Курс «молодого бойца» в течение двух месяцев проходил в Тихоокеанском пограничном округе. Присягу принял 2 сентября 1962 года. Школа сержантского состава располагалась в бухте «Перевозная», напротив острова Русский. С октября 1962 года по август 1963 года обучался на радиотелеграфиста и по окончании курсов был присвоен III класс. Во время торжественных мероприятий, проводимых в городе Владивостоке, принимал участие в составе задействованных воинов, идущих по улице коробкой 8 х 8 с примкнутыми штыками к карабинам. Такие были парады. После окончания первоначальной подготовки был направлен для дальнейшей стажировки в Гродековский пограничный отряд, на заставу  Полтавка, на которой служил знаменитый пограничник Н.Ф. Карацупа. В течение двух недель командиры наблюдали, что бы выявить тех, кого направить в школу сержантского состава. В это время произошёл прорыв группой нарушителей через нашу границу. Трое суток наша тревожная группа колесила по Уссурийской тайге. Было трудно, без отдыха и в постоянном напряжении, да ещё на спине радиостанция Р-109, весом 8 кг. Задержала нарушителей другая пограничная группа. 

На заставе, за КСП располагалась баня. Пограничники после помывки, купались в пограничной реке. Видя такое, агрессивные китайские подростки, швыряли камни в сторону купающихся пограничников и грозили кулаками. Неприязнь китайцев к гражданам СССР уже тогда начинала проявляться в различных формах. Бывая на посту, на вышке, Виктору доводилось видеть через бинокулярную трубу  сопредельную сторону. Надо было видеть их природное трудолюбие. С раннего утра, всё взрослое население деревни уходило работать в поля, оставались только дети и старики. 

Дальнейшая служба проходила в 60-ом орденов Ленина и Александра Невского Виленском Курильском пограничном отряде (в/ч 2069). Застава называлась «Бухта Наталья» и находилась она на самой окраине Камчатки. Оттуда был виден остров Богослова в Беринговом море. Зимой морозы доходили до – 56 градусов. А если снежная пурга, то можно заблудиться и уйти в сторону. По этой причине территория заставы была ограждена сеткой Рабица, высотой до двух метров. А если кто заплутал, или просто потерял ориентиры, то стучали по подвязанному куску рельсы. Для доставки грузов и связи использовались самолёты АН – 2. Для радиосвязи были установлены мачты для антенн. Пурга, бывало, продолжалась сутками, а нести службу необходимо. Пограничные наряды чаще всего были усиленными и в них брали самых сильных и выносливых. Виктора Петровича награждают знаком «Отличный пограничник» за успешное устранение порыва провода антенны между мачтами, в условиях крепкого мороза и сильного ветра. Этим была восстановлена связь с «Большой землёй» - пограничным отрядом. Часто он бывал в укрупнённых нарядах, преодолевая пятидесяти километровый путь через перевал, в условиях морозов и пурги. 

На заставе служили два камчадала (смесь русских и коряков). Они умели  делать всё по хозяйству. Умели ездить на нартах, ловили и солили рыбу с икрой. Хорошей пищей служила и оленина.

22 декабря 1964 года пограничнику Аборневу присваивается II класс радиотелеграфиста, и он служит в должности начальника радиостанции. 

Служба в пограничных войсках для Виктора Петровича продолжалась три года и два месяца. В звании старшего сержанта ушёл в запас 16 января 1965 года. После службы поступил и окончил Иркутский политехнический институт, факультет металлообработки. До 2014 года работал на УЗГО – п/о «Усольмаш», пройдя путь от токаря  до главного технолога. Женат, двое взрослых сыновей.

Трифонов Евгений Ильич

 Из автобиографии Евгения Ильича: «…родился 21 сентября 1946 года в селе Мижеркассы, Красночетайского района Чувашской АССР. В 1953 году был принят в первый класс Мижеркассинской начальной школы. В 1959 году родители переехали в деревню Терсинтьево Емельяновского района Красноярского края. В 1961 году был принят в члены ВЛКСМ. В 1962 году окончил 8 классов Есаульской восьмилетней школы Емельяновского района и поступил в ГПТУ – 22 города Красноярска по специальности «электромеханик сельских электроустановок». В июле 1965 года Евгений Трифонов призван на службу в Вооружённые Силы СССР. Направили на Таджико-Афганскую границу, в в/ч 2022. Здесь в учебной части окончил курсы радиотелеграфистов, изучал азбуку Морзе. Прослужил на границе три года. Присвоили звание ефрейтора. Стал начальником радиостанции. Во время службы окончил 9 класс средней школы. Весной 1968 года вступил в члены КПСС. Условия службы были тяжёлые. Необходимо было находиться в постоянной боевой готовности. Случаев перехода границы нарушителями отмечалось много и постоянно. Большую помощь в их задержании оказывали собаки – овчарки. Особенностью их дрессировки было то, что на людей в пограничной форме они не реагировали, бросаясь на задержание иных людей. В памяти Евгения Ильича остался яркий след, когда их группа совершала восхождение на пик «Пограничника», посвящённый пятидесятилетию Великой Октябрьской Социалистической революции. Дата восхождения – 30 августа 1967 года. Восхождение было нелёгким даже для сибиряков. Но, они его совершили. Отслужив три года, Евгений Ильич демобилизовался. Это произошло в июле 1968 года. После службы воин запаса поступил на работу на Красноярский машиностроительный завод наладчиком – испытателем и одновременно поступил в 10 класс школы рабочей молодёжи №103. В 1970 году он окончил 11 классов ШРМ. В 1971 году Евгений Ильич поступил учиться в Красноярский политехнический институт по специальности «Электроснабжение промышленных предприятий и сельского хозяйства». После окончания КПИ был направлен в город Усолье-Сибирское, на «Химфарм комбинат». Работал энергетиком цеха № 27 - 37. Женился в 1977 году на студентке того же политехнического института. В семье появились двое сыновей, Павел и Александр. В 1979 году Евгений Ильич окончил вечерний университет Марксизма-Ленинизма и перешёл на другую работу – в Усольский химико-технологический техникум (УХТТ). Здесь замечательный человек преподавал предмет «электроснабжение промышленных предприятий» и проработал там до 2011 года, выпустив большое количество студентов. В числе его студентов на вечернем отделении были выпускники 1983 года пограничники Владимир Смолин и Владимир Сманцер. С его помощью они успешно защитили дипломную практическую работу.

  

    Ещё до вооружённого, мартовского в 1969 году, конфликта, на границе с Китаем, проходили провокации, организованные китайцами. Наши пограничники культурно объясняли им о нарушении границы и предлагали покинуть территорию СССР. Довольно часто граждане КНР агрессивно набрасывались на наших пограничников, нанося им телесные повреждения. Наш усольчанин – пограничник Дмитриев Владимир Григорьевич всю свою жизнь вспоминал провокаторов тех лет, ощущая не утихающую боль правого плеча. О фактах избиения наших пограничников рассказывали служившие в то время пограничники Юринский Юрий Викторович и Ермолаев Геннадий. Конечно, они давали соответствующий отпор и в конечном итоге выдворяли китайских провокаторов. 

15 марта на помощь пограничникам пришли регулярные войска нашей Родины. В их составе были солдаты Нечаев  Иннокентий  Иванович, Васин Леонид  Николаевич и Куцев Сергей Александрович. Их судьба по-разному связана с городом Усолье-Сибирское,

К сожалению, подробную информацию собрать не удалось. Расскажем вам то, что было собрано с помощью сослуживцев и родственников.

 

Тыщенко Александр Николаевич

Рассказывает Александр Николаевич: «Родился 11 июля 1949 года в городе Усолье-Сибирское, где проживаю и сейчас. С 1956 по 1963 год я учился в школе № 5, а с 1963 по 1964 год в школе № 2. В 1964 году я поступил на работу в Усольский радиоузел монтёром, где проработал до октября 1965 года. В 1965 году поступил в цех связи на Усольский химкомбинат, где проработал до призыва в Вооружённые Силы в 1968 году. Служил в Иманском ордена трудового Красного знамени имени Менжинского 57 пограничном отряде, в который входил знаменитый остров Даманский. В 1969 году был мне предоставлен отпуск с выездом на родину сроком десять суток. Прослужил я с 1968 года по 1970 год. После демобилизации вернулся на «Химпром», где проработал до 1990 года и был выведен с «Химпрома» по профзаболеванию. С 1963 года по 1990 год занимался в танцевальном коллективе, был солистом народного ансамбля «Брусничка». В настоящее время являюсь пенсионером и инвалидом второй группы.

Можно добавить к биографии пограничника Тыщенко то, что подразделение – музыкальный взвод, в котором он находился в период событий на острове Даманский, было, как и все, поднято по тревоге и находилось в боевой готовности встретить прорывающихся китайских провокаторов в сторону нашего тыла. Его помнят и уважают сослуживцы Иманского пограничного отряда и пограничники родного города. Несмотря на ухудшение состояния здоровья, его внешний вид всегда отображает пограничную закалку.

Нечаев Иннокентий Иванович

родился 26.07.1949 года в селе Усть – Юдьма  Якутской АССР. После окончания школы  до призыва в  армию работал шофером лесовоза в леспромхозе.  В юности мечтал о море и корабле. Узнав о мореходном училище, он  поехал к сестре в Приморский край, поступил и  окончил мореходку в городе Находка. После окончания  мореходной школы и получения морской специальности, работал на буксире, ходил в Японском  море. Призван был на срочную службу в Советскую Армию 13 ноября 1968 года Находкинским городским военкоматом. В справке центрального архива Министерства обороны, города Подольска Московской области, по запросу родственников, значится: «В алфавитной книге учета, рядового и сержантского состава 199 МСП, призыва 1968 года, значится: рядовой мастер Нечаев Иннокентий Иванович, 1949 г.р., призван в армию в 1968 году Находкинским военкоматом, зачислен в списки части номер 15, исключен из списков 18.05.70 г.» 

С 15 марта по 28 марта 1969 года  Иннокентий принимал участие в боевых действиях по пресечению провокаций  Китайских войск  в районе острова Даманский на участке Иманского пограничного отряда.

Службу он проходил в составе 199 МСП (в/ч 35236), с 15.03.69г. 

Иннокентий Нечаев в ходе военных действий с Китаем был ранен и получил сильную контузию. Проходил лечение в госпитале, не разговаривал, не мог вообще говорить, но со временем речь  вернулась.  Родные  в это время его искали по всем госпиталям и больницам, звонили в воинскую часть, и не могли найти, думали,  что не увидят уже его в живых.   Родителям не доводили сведения о местонахождении сына. По рассказам сестры, Федоровой Любови Ивановны, Иннокентий Иванович не любил вспоминать эти военные события, так как нелегко было еще раз возвращать тяжелые воспоминания, вспоминать погибших друзей. Вернулся с армии в Бодайбо к родителям. В это время они переехали в город Бодайбо. Иннокентий  устроился работать шофером лесовоза в леспромхозе. Тут он встретился со своей будущей женой Людмилой Николаевной. Она проходила практику в городе. В 1973 году Иннокентий приехал в Усолье – Сибирское в гости к родителям будущей жены, затем сыграли свадьбу и решили остаться в городе Усолье – Сибирское. С 1973 года   Иннокентий Иванович  устроился  работать шофером в УММ,  на участок малой механизации,  который раньше находился за кирпичным заводом. На данном предприятии так и работал до 2008 года.

Рудаков Сергей Алексеевич.

Родился 25 декабря 1948 года в городе Иркутске, где жили тогда его родители, в ту пору ещё студенты института. По окончании учёбы их, как молодых специалистов, направили работать в Тайшетский район, в поселок Шиткино, известный еще с гражданской войны. Там и учился их сын Сергей, впитывая в себя любовь и преданность к родной отчизне. После окончания восьми классов, его семья переезжает в город Усолье-Сибирское, где Сергей оканчивает среднюю школу №5. У парня проявилась тяга к знаниям по физике. Особенно его интересовали разделы электро- и радиотехники. Со своими ребятами-единомышленниками собирал вначале простые детекторные приемники, а затем и более сложные. Был активным членом «радиохулиганов», изготовив радиопередающую приставку к приемнику. Все мог мастерить своими руками.

После окончания школы в ВУЗ поступить не сумел и временно работал грузчиком в пищеторге Ленинского района города Иркутска.

12 июня 1967 года Октябрьским РВК города Иркутска был призван в ряды Вооруженных Сил СССР. Направили в школу сержантского состава, которую окончил в звании младшего сержанта, имея квалификацию связиста-радиотелеграфиста 2 класса. Второй класс присваивается курсанту, если он сдал зачеты на прием и передачу радиограмм со скоростью 90 знаков в минуту (16 групп) и отличным знанием аппаратуры для связи, радиостанций, телефонных аппаратов, т.е. и проводной связи. Дальше, после выпуска, служба в 57-м Иманском пограничном отряде в должности командира отделения связи.

В воспоминаниях ветеранов Даманских событий, среди других пограничников, которые находились в центре боевых действий и которые принимали в них самое активное участие, часто упоминается и связист Сергей Рудаков.

Что же особенное совершил такое Сергей Алексеевич, который находился среди бойцов-пограничников с автоматом в руках, идя в атаку и стреляя по китайским провокаторам так же, как и многие другие пограничники.

Вот что рассказывает участник событий Кушнаренко Алексей Григорьевич: «15 марта 1968 года мне довелось сражаться как в наших пеших боевых порядках, так и на БТРе. Неожиданно связь с командиром и между машинами прервалась. В это время наш пулеметчик был ранен и я встал за пулемет. Сразу заметил, что штыревая антенна для радиосвязи отсутствует. Скорее всего, она была срезана очередью своего же пулемета, так как приходилось вести огонь вокруг широким сектором. Докладываю офицеру о замеченной технической неисправности. Тот принял необходимые меры и вскоре наш БТР, укрывшись складками местности, закрыл бортом возможность вероятного обстрела. Прибыл для восстановления связи Рудаков Сергей. Мы все смотрим на него с надеждой. От его профессионализма и умения, зависело многое, в том числе и наши жизни.

Сергей смотрит на поврежденную антенну, большая часть которой была сбита и потерялась «невесть где». Он принимается за дело, достав из сумки инструмент и провод (полевой П-274).

Быстро, зачистив конец ножиком, подсоединяет его к обрубку антенны, зажав конец пассатижами. Другой конец пустил вдоль борта, закрепив его за скобу.

- Все готово! - доложил он – сейчас подстрою выход передатчика радиостанции.

Забравшись вовнутрь, он включил рацию и, поманипулировав ручками, выставил нужные параметры передающей части.

- Можете пользоваться, - протянув наушники офицеру – работает, как положено. 

Из наушников слышались разговоры, команды. Задерживаться долго, нет времени, и мы включаемся в боевые действия. 

Таким же образом, Сергей восстановил связь и на других БТРах. Конструкторские недостатки по установке средств связи БТР-60 были компенсированы, можно сказать, творческим подходом к делу Сергеем, что позволило выправить обстановку и в дальнейшем управлять ведением боевых действий командирами.

За умелые и своевременные действия Сергей Рудаков был награжден орденом Славы III степени.

24 мая 2014 года в городе Усолье-Сибирское по улице Менделеева, на дом 63, где он учился, по инициативе Иркутской областной общественной организации «Комитет пограничников», возглавляемой Сергеем Тарасовым, была установлена памятная мемориальная доска участнику событий на острове Даманский в марте 1969 года, кавалеру ордена Славы III степени Рудакову Сергею Алексеевичу. На торжественном открытии присутствовали гости из Тулуна, Черемхово, Свирска, Ангарска, Иркутска, а также учащиеся образовательных учреждений города Усолье-Сибирское. Похоронен Рудаков Сергей Алексеевич на Усольском городском кладбище.    

Шурыгин Валерий Николаевич

Рассказывает Валерий Николаевич: «Родился 09.04.1949 года в селе Шастино Аларского района Иркутской области. Затем семья переехала в село Иваническое того же района. Отец, Николай Алексеевич работал механизатором на МТС. Мать, Анна Семеновна на МТФ дояркой. Затем семейство перебралось в Усолье-Сибирское, где я продолжил учебу в Усольской школе №6 и ГПТУ-29. В марте 1968 года призван в ряды Вооружённых Сил. Направлен в пограничный отряд №57, расположенный в городе Иман. Учеба велась непосредственно в маневренной группе, обучался на водителя БТР. Вскоре присвоили звание младшего сержанта, и я стал инструктором по обучению вождению и материальной части на БТР для прибывающих новобранцев на службу. Назначили в дальнейшем на должность техника-старшины, командовал взводом водителей БТР. Напряженная обстановка на границе требовала отличной выучки личного состава. Особенно это касалось тех, кто был связан с техникой.

Вот и 2 марта 1969 года проводились учения на БТРах, в количестве трех машин. От острова Даманский мы находились на расстоянии почти 50 километров, отрабатывая с личным составом практические навыки вождения БТРом.

И вдруг по рации слышу разговоры о том, что китайцы стреляют в наших пограничников. У нас же, не вовремя! Сломался один БТР.  Команда на выдвижение к острову и вот группа полетела к своим на оказание помощи. Мне приказали на буксире доставить неисправную машину, у которой оборвалось одно колесо.

С заданием я справился быстро и доставил неисправный БТР на буксире к месту дислокации нашей маневренной группы.

Приняв пищу в столовой и зарядив оружие, наша группа на БТРах направилась к острову. Дело уже было к вечеру. До позднего времени собирали убитых и раненых, увозя их в тыл. В последующие дни мы были в состоянии повышенной боевой готовности. Располагались на пограничной заставе №2. Но не было спокойно почти по всей границе, и ждать нападение можно было в любом месте и в любое время. 15 марта застало нас на заставе. Послышалась интенсивная стрельба со стороны Даманского. Мы были готовы и знали, что нам делать. Быстро погрузили в свой БТР патроны с гранатами не только для себя, но и для пополнения боезапаса сражавшихся.

Встретили нас чуть ли не с восторгом. Уставшие, потные, грязные бойцы, помогли разгрузить так необходимые боеприпасы.

Тут со стороны китайцев начался обстрел из минометов. Быстро садимся в БТР. Туда же садятся два санитара и один офицер.

Веду БТР в бой. Но имеем задачу ещё и сбор раненых, и их эвакуацию. Раненых много, только успевали загружать. Пули то и дело барабанят о борта боевой машины. Сделав первую ходку и вывезя раненых в тыл, мы снова направились в бой, в самое пекло. Мне, как водителю приходится маневрировать среди разрывов и просить у неба, чтобы снаряд не угодил в борт моей боевой машины. Мне хорошо видно, как от деревьев отлетают щепки и сучки, срезаемые пулеметными очередями провокаторов. Наш крупнокалиберный пулемет не умолкал. Пулеметчик то и дело посылал очереди по целям, которых было множество. Мы подавляли провокаторов огнем и колесами, выжимая из техники все, на что она способна.

По броне то и дело «барабанят» пули и осколки от разорвавшихся мин. Огнем пулемета уничтожили готовящегося к выстрелу китайского гранатометчика, расположившегося неподалеку с тремя стрелками.

Завидев на поле боя раненого и тело погибшего, подъезжаем к ним и, прикрываясь броней, БТР втаскиваем их вовнутрь машины. Помню, раненый танкист, в шлеме полз по льду, упираясь ножом.  Быстро подобрали его. Таким образом, мы сделали две «ходки».

Во время третьей случилось непредвиденное. В бою машина использовалась на всю максимальную мощность. И даже более. Мне приходилось делать непредвиденные и нестандартные манёвры, манипулировать скоростью и направлением движения, выжимая всё, что я мог сделать своим навыком и умением как водителя БТРа. Отказал один двигатель. Смотрю в отсек. Оторвался поршень, а из блока торчит «кулак», шатун вышел наружу. Но это еще половина беды. На крутом вираже вырвалось одно колесо. Вот это было плохо. Машина вышла из строя и стала непригодна для ведения маневренного боя. Так закончилось для меня 15 марта.

Активные боевые действия закончились. Привезли и установили палатки, в которых мы жили. В моём БТРе заменили оба двигателя на подвезенные новые, и мы были готовы вновь идти в бой.

Вся страна оказывала внимание нам - участникам боевых событий на острове Даманский. Почту с письмами и посылками доставляли ежедневно мешками. Каждую неделю приезжали известные на весь СССР артисты эстрады и кино, организовывались встречи с личным составом, давались концерты. Страна чтила своих героев.

В звании сержанта уволился в 1970 году. Был награжден медалью: «За отличие в охране государственной границы», а впоследствии и «За воинскую доблесть». В военном билете записано: «Специалист колесных машин-техник». И, конечно же, отличный водитель.

На снимке: Валерий Шурыгин в родной Усольской школе №6.

Уехал в Железногорск-Илимский. Работал водителем. Жена, Шурыгина Лидия Петровна, медик. В 1983 году вернулся в Усолье-Сибирское и работал водителем в ЦРБ. Сын, Роман Валерьевич, окончил институт НИЖД и проживает в Иркутске. В кинотеатре «Кристалл» в городе Усолье-Сибирское показывали документальный фильм о событиях на Даманском острове. Мне поручили выступить перед собравшимися зрителями и рассказать людям о том, как все это происходило».

Щербаков Александр Прокопьевич

Погиб 3 апреля 1969 года при ликвидации очага возгорания на складе ГСМ Ханкайского пограничного отряда. Всегда  весёлый,  часто  оказывающий  внимание  своим  сверстникам  и  старшим,  выпускник  школы  № 1,  располагавшейся  раньше  по  улице  Ленина,  Саша  Щербаков,  1948  года  рождения  был  призван  на  военную  службу  Усолье - Сибирским  ГВК  12  июня  1967 года. Для  выполнения  священного  воинского  долга  усольчанин  был  направлен  на  Государственную  границу,  в  Ханкайский  пограничный  отряд - в/ч  2097  Тихоокеанского  пограничного  округа.  В  отличие  от  подготовки  в  рядах  армии,  в  пограничных  войсках  всегда  был  особый  отбор  и  отличная  подготовка.  Для  этих  целей  работал  учебный  пункт,  с  периодом  обучения  три  месяца.  После  учёбы  сибиряк  был  направлен  для  дальнейшего  прохождения  службы  в  миномётный  взвод  маневренной  группы. На границе отпуск для военнослужащего срочной службы был редкостью. Получали его только за задержание нарушителей режима границы или отличительные высокие показатели боевой и политической подготовки. Александр Прокопьевич в 1968 году такое поощрение, за достигнутые результаты, получил. И, конечно же, с удовольствием посетил родной дом, где его встретили мама Евдокия Сергеевна, папа Прокопий Фомич участник и инвалид Великой Отечественной войны, а так же три брата: Анатолий, Виктор и Михаил. Много радости и большое количество взаимных вопросов прошло в семейном кругу.

    В  то  время  обстановка  на  советско-китайской  границе  была  на  самом  деле  боевая.  Ежедневно  китайские  провокаторы  заходили  на  территорию  нашего  Государства,  а  на  предлог:  «Покиньте  территорию…»,  они  совершали  физические  действия,  нанося  телесные  повреждения  пограничникам.  Видимо  поэтому,  когда  Александру  знакомые  задавали  вопрос:  «Когда  домой?»,  он  шутил:  «Если  китаец  не  убьёт,  приеду  в  июне  69-го  года».  

    По  месту  его  службы,  за  территорией  погранотряда  находился  склад  ГСМ,  обнесённый  колючей  проволокой,  где  производилась  заправка  автотранспорта.  В  тот  злополучный  день,  3  апреля  1969  года  было  очень  тепло  и  сухо.  На  заправку  подъехал  БТР,  полностью  укомплектованный  боеприпасами,  так  как  совсем  недавно  произошел  вооруженный  конфликт  на  острове  Даманский.  В  связи  с  этим  событием  все  машины  находились  в  боевой  готовности.  Водитель  был  молодой  и  неопытный.  Заправлял,  вероятно,  вручную,  в  результате  чего  произошла  утечка  топлива,  в  моторном  отсеке  накопились  пары  бензина.  Прежде  чем  заводить  машину,  надо  было  сделать  продувку.  Водитель  же  сразу  завел  БТР.  Машина  загорелась.  Загорелась  и  высокая,  очень  густая  трава  на  территории  и  прилегающей  к  ней  местности,  которая  была  рядом  с  лесом.  Прозвучала тревога.  Дежурный  по  маневренной  группе  направил  на  тушение  пожара  личный  состав  миномётного  взвода.  В  числе  первых  на  локализацию  огня  прибыл  и  ефрейтор  Щербаков.  Всё  было  в  огне  и  дыму.  Ребята  боролись  с  очагом  пожара,  рискуя  жизнью.  Прежде всего, стали снимать и относить подальше ящики с боеприпасами, потому,  что  они  могли  взорваться.  Для  того  чтобы  оттащить  загоревшийся  БТР  вызвали  второй.  При  попытке  буксировки,  в  дымовой  завесе  между  двумя  БТРами,  а  точнее  под  прибывший  на  помощь,  и  попал  Александр   Щербаков.  Сразу  после  наезда  он  вскочил  на  ноги  и  тут  же  упал.  Как  позже  выяснилось,  был  раздроблен  таз,  раздавлен  мочевой  пузырь.  Вызвали  вертолет  для  доставки  его  во  Владивосток,  но  по  дороге  Александр  скончался  от  травм  несовместимых  с  жизнью.

    Несомненно,  была  нарушена  техника  безопасности.  Но  факт  остаётся  фактом.  Ефрейтор  Щербаков,  по  сути,  совершил  подвиг,  не  просто  тушил  пожар,  а  спасал  военную  технику  и  мирный  покой  граждан  от  взрыва  снарядов.  

    На   фоне  проходящего  военного  конфликта,  начавшегося  2  марта  1969  года,  когда  большое  количество  пограничников  и  военнослужащих  Советской  армии  было  достойно  Правительственной  награды,  судьба  ефрейтора  Щербакова  за  отвагу  на  пожаре  не  отмечена.  

    Хоронили  Александра  Прокопьевича  с почестями,  в  присутствии  родителей,  пограничников  и  местных  жителей.  И  по  сей  день  место  его  захоронения  в  селе  Комиссарово  Ханкайского  района  ухожено.  В  сельской  школе,  в  музее  хранится  информация  о  пограничниках.  Собранные  факты  о  судьбе  усольчанина  Александра  Щербакова,  с  помощью  Светланы  Анищенко,  Юрия  Уватова,  Усольского  ГВК,  сослуживцев  Владимира  Бутакова  и  Владимира  Плотникова,  пополнили  музей,  в  котором  активное  участие  в  поисковой  работе  оказывает  учитель  МКОУ СОШ № 9  Валентина  Алексеевна  Гапон.  

    В  книге  памяти  «Граница»,  том 5  на  стр.372  запись:  «Щербаков  Александр  Прокопьевич  погиб  при  исполнении  служебных  обязанностей».  Эта  короткая  запись,  но объёмная  по  смыслу,  позволяет  гордиться  нам  нашим  земляком  и  быть  уверенными  в  способности  наших  призывников,  воспитанных  в  нашем  обществе,  в  любой  момент  выполнить  боевую  задачу  по  защите  интересов  Родины.  

 Погребняк Михаил Аксентьевич

Рассказывает Михаил Аксентьевич: «Родился 10 ноября 1950 года в Новосибирской области, в селе Ново – Полтавка, Баганского района. В 1969 году окончил 10 классов средней школы. 9 ноября 1969 года был призван в ряды Вооружённых Сил на Дальний Восток. Направили в 69 пограничный отряд в/ч 2097, в районе озера Ханка (неподалёку от сёл Комиссарово и Камень – Рыболов, Ханкайского района, Приморского края). Служил на заставе «Виноградная». Первоначальную военную подготовку прошёл в школе сержантского состава, а затем был назначен старшиной заставы. Вокруг много дикого зверя. Командир, начальник заставы, был большим любителем поохотиться, особенно перед Новым годом, на кабанов, обеспечивая всю заставу мясом и пельменями, которые всегда заготавливали впрок. Вокруг много диких, непроходимых мест. Туда старались установить МЗП – малозаметные препятствия, представляющие из себя кольцевые нити из металлической проволоки. Запутывались в ней практически все живые существа, стремящиеся сходу пройти участок, где она расположена. Запутывались в ней мгновенно, а вот выкарабкаться довольно сложно. Попадались в неё как дикие звери, так и убегающие с фермы коровы. По всем правилам у нас проходила КСП – контрольно – следовая полоса. Во время её срабатывания, приходилось выезжать по сигналу «Тревога», определять нарушителя, его направление движения и в случае попадания в МЗП животных освобождать их из «плена». Особо слабым местом в охране были фланги. До фланга соседней заставы «Павлово» было 24 километра, чуть меньше до другого. Конечно, здесь главным помощником была лошадь. Но что бы ей управлять и  перемещаться, необходим большой практический опыт. Лучше, если наездник обучался с детства. Был такой случай. Один малоопытный товарищ, снарядившись основательно патронами, даже натолкав их в карманы, направился на лошади к флангу участка. Вскоре сбил себе заднюю часть середины тела, ноги свело так, что не смог развести. Но самое плохое это то, что растерял по дороге множество боевых патронов. Долго потом собирали их по его пути следования. Тяжело давался опыт верховой езды наездникам – пограничникам». 

- Михаил Аксентьевич, а как обстояли дела по патриотическому воспитанию личного состава заставы?

- На самом высоком уровне. Моему сослуживцу из города Омска Просвирнину вручили автомат его старшего брата, который был ранен во время событий на острове Даманский. Его комсомольский билет был пробит штыком автомата. Он отморозил кисти рук и ступни ног. Кисти рук ампутировали. Вручение боевого оружия проводилось торжественно, перед строем. Присутствовали родители, а передавали те, кто принимал непосредственное участие в тех боях. Всё это доставало до глубины души каждого пограничника.

- А была ли «дедовщина» на заставе?

- Категорично нет. Даже был такой случай, когда «дембель» задремал на службе и этот факт обнаружил проверяющий. Скидок не произошло, не смотря на срок службы. Вместе со всеми нарушителями дисциплины был отправлен в наряд по чистке туалета. Да и иначе на границе нельзя. Многое зависит от мудрости командира (начальника) заставы, умеющего сочетать неотвратимость наказания и талант убеждения. 

- Михаил Аксентьевич, что можете сказать о сопредельной стороне?

- Если наш наряд состоял из двух – трёх человек, то китайский четыре – пять. Жители, как полагаю, проживали в бедности. Часто можно было видеть и телеги – арбы с большими колёсами, в которые они помещали собранные после основной уборки колоски риса. Очень находчивые и ответственные. Однажды у нас загорелась трава, и пал ушёл в сторону Китая. Так они дружно затушили огонь ветками. Мы не успели удержать огонь, сломался плуг. Необычно выглядела колючая проволока, которая была высоко поднята вверх растущими деревьями, к которым она раньше крепилась и служила хорошим ориентиром для пограничников.

Многое ещё рассказал пограничник Погребняк. И про служебно – розыскную собаку Лада, которая выручала, а порой и подводила их. И о том, как приходилось переносить большие банки с плёнкой для кинофильмов от одного фланга участка заставы до крайнего фланга другой, а это немало километров. 

3 февраля 1972 года Михаил Аксентьевич был демобилизован и сразу поступил на службу в Усольский ГОВД, став милиционером. Начал с должности участкового инспектора (уполномоченного), служил на разных ответственных должностях и уволился с органов внутренних дел 22 мая 2000 года в звании подполковника милиции. 

В настоящее время Михаил Аксентьевич, хотя и на пенсии, но занимает активную жизненную позицию, часто встречаясь со своими товарищами – ветеранами, делясь с подрастающим поколением своим богатым жизненным и служебным опытом. 

На снимке: Перезахоронение погибших во время событий на о. Даманский.

Дунаев Валерий Тимофеевич

Родился 26 января 1956 года в городе Черемхово Иркутской области. Окончил школу №15, а затем ГПТУ №9 и окончил по специальности электрослесаря. В 1974 году был призван в ряды Вооружённых Сил, направили в учебный отряд в городе Анапа. Учёба продолжалась в течение десяти месяцев. Распределили на Дальний Восток, в Амурскую область, Сковородинский район, в пограничную бригаду у села Джалинда. Службу проходил на корабле морских частей пограничных войск до июня 1977 года. Обстановка с КНР в то время была не простая. Приходилось много патрулировать по реке Амур, контролировать действия китайцев на границе и пограничной зоне. События не заставили себя ожидать. В 1976 году китайцы заняли (оккупировали) остров Сосновый. 

Рядом с ним расположилось два китайских сторожевых корабля. Наше командование, по указанию Ю.В. Андропова, приказало принять самые жёсткие меры. С нашей стороны было направлено три корабля, на одном из которых находился Валерий Тимофеевич. Китайцам предъявили ультиматум: «Всем покинуть остров в течение двух часов». Не поверили китайцы тому, что будет обстрел, они уже привыкли к тому, что гуманный русский солдат может только угрожать или, в крайнем случае, поколотит прикладом автомата или дубинкой. Срок истёк, китайцы оставались на острове. Даётся приказ на открытие огня. Обстрел продолжался в течение десяти минут. После этого обстрела остров исчез под водой, словно его и не было на карте. 

Конечно, такой факт не придавался огласке. Его пытались сохранить в секрете. А была ли в этом необходимость или нет, даже с позиций нашего времени судить сложно.

Ещё во время службы Валерий Тимофеевич серьёзным образом спортом. Выполнил нормативы мастера спорта в морском многоборье и лёгкой атлетике. Был членом сборной команды СССР погранвойск. Ему присвоили первый класс по специальности комендор. От КГБ награждён медалью «За отличие в охране государственной границы». Так же награждён знаком «Отличник ВМФ», «Отличник погранвойск I и II степеней». После службы продолжил заниматься спортом, став серебряным призёром РСФСР в многоборье. Заочно поступил учиться в Красноярский техникум физической культуры по специальности «преподаватель». Затем, по прохождении времени, в Московский университет физической культуры, спорта и туризма, который окончил в 2015 году. 

В настоящее время Валерий Тимофеевич работает в ГАПОУИО УИТ, преподавателем физической культуры.

Савинов Олег Кириллович

Рассказывает Олег Кириллович: «Родился 28 ноября 1959 года в городе Усолье – Сибирское. С детства занимался лыжным спортом. Восьмилетнее образование получил в школе № 6, а десятилетнее уже в новой школе №16. Затем поступил в Омский институт физкультуры, но по причине смерти мамы и необходимости, в тот момент, быть рядом с отцом, учёбу оставил и прибыл в родной город. Устроился на работу в железнодорожный цех Усольского п/о «Химпром». Выступал в составе команды «Химпрома» на соревнованиях по лыжным гонкам. Весной 1978 года был призван в ряды Вооружённых Сил и направлен в Пограничные войска. Шесть месяцев обучался в школе сержантского состава на территории Маканчинского пограничного отряда, в/ч 2086, Краснознамённого Восточного пограничного округа, расположенной в селе Бахты Урджарского района Восточно-Казахстанской области Казахстана. Проходил стажировку на заставе этого же отряда. На этой заставе был запомнившийся мне случай. В один из дней несения службы по охране Государственной границы в составе пограничного наряда «Пост наблюдения», располагавшегося на вышке, совместно с двумя пограничниками, имеющими приличный опыт и стаж, в сравнении со мной, я, с помощью прибора наблюдения, обнаружил переходящих Государственную границу граждан в сторону нашего тыла. Ребята в этот момент немного отвлеклись от наблюдения, но я, как и положено, доложил старшему нашего пограничного наряда. Он, в свою очередь, сообщил на заставу. Прибыла тревожная группа заставы, и задержали нарушителей. Старшему наряда, как поощрение предоставили отпуск, а мне, как стажёру, объявили благодарность. Как позже выяснилось, это была семья по национальности уйгуры, и перешли границу они в поисках лучшей жизни. После стажировки я вернулся в Маканчинский пограничный отряд и в течение одного месяца занимался на учебном пункте отряда с новобранцами, проходящими курс молодого бойца. Потом меня направили на горную заставу Арасан 130-го Уч-Аральского пограничного отряда (в/ч 2484) для дальнейшего несения службы.

   Место расположения заставы было окружено горными серпантинами, поэтому до места её дислокации добирались со сложностями на вертолёте. Вертолёт так и не смог коснуться земли своими колёсами из-за жидкого весеннего грунта. И мы, можно сказать, десантировались сначала по подвесной лестнице, а потом прыгали вниз ещё около двух метров. Я легко преодолел воздушное препятствие, а вот товарищ замешкался и ему «помогли» методом убеждения и лёгкого физического воздействия. Прибыли на заставу, которая, в отношении штатного расписания, была укомплектована только на две трети. Приказом по заставе я был назначен командиром второго кавалерийского отделения. В моём отделении был ков кузнец, который с конями был на «Ты». И он выделил мне третьего по выносливости и беговым качествам коня по кличке Понк. До службы я ездил только на телеге, но верховую езду освоил быстро. Самые надёжные и быстрые кони были у начальника заставы и его заместителя по боевой части, а вот второй достался мне. Службу несли в разное время суток и в любую погоду. Ближе к самой границе, высоко в горах, у нас находился ещё и стационарный наблюдательный пост. В зимнее время мы выезжали к нему на неделю, а  иногда и на две. А летом почти половина заставы там была. Он находился на направлении вероятного движения нарушителей границы. Там была организована служба, подобная основной нашей заставы, соответственно, были организованы приготовление пищи и выполнение всех хозяйственных работ. В общем, был небольшой самостоятельный боевой организм. Вблизи нашего наблюдательного поста жил егерь, охранявший Джунгарский Алатау - Национальный Парк Алтын-Эмель, крупнейший заповедник Казахстана. Наш заместитель  начальника по боевой части дружил с ним и егерь, в знак благодарности, часто угощал нас мёдом с имеющейся у него пасеки пчёл. Весной, во время выгона домашних животных местного населения на летнее пастбище, которое имело своё название «Джайляу», мы пропускали местных казахов – чабанов с отарами овец и скотом на пастбище в пограничную зону. Однажды я находился в наряде «Часовой у шлагбаума», в районе поста наблюдения, проверял соответствие документов у проходящих и проезжающих граждан. В числе животных, перегоняемых в этот день, был верблюд. Рядовой Стёпин, находящийся со мной на службе, не осторожно несколько раз провёл прутиком у головы верблюда. Мы впервые увидели это необыкновенное животное и не знали его реакции на действия окружающих, а верблюд применил свои защитные действия в сторону «шутника», подарив ему приличное количество граммов своей внутренней жидкости, пролетевшей рядом с ним. А вот если бы он не уклонился от летящего «снаряда», то на некоторое время был бы не боеспособен. Этот смешной случай нас взбодрил, и мы стали ещё тщательнее изучать предъявляемые нам документы и вести наблюдение. 

 На территории расположения заставы мы держали своё небольшое подсобное хозяйство, среди которых коровы, свиньи, огородик. Корм для их питания нам привозили централизованно. Помещение заставы отапливалось с помощью электроэнергии, дрова готовили только для удалённого стационарного поста наблюдения. Неудобств по электроэнергии не испытывали и на посту наблюдения у нас была небольшая дизельная электростанция. Во время проведения национального казахского праздника Курбан-байрам мы участвовали конной командой от пограничников заставы в соревновании этого праздника. Нужно было на скаку выхватить шкуру барана и сохранить её у своей команды до финиша. Свои умения хорошо показывал во время праздника наш ков кузнец. 

У казахов было много интересного и питание немного отличалось. Запомнилось мне вкусное блюдо бешбармак. Рядовых, находящихся со мной угостили кусками мяса, а мне, как я позже узнал, как уважаемому сержанту, преподнесли голову барана. Голова в этом блюде считается деликатесом, но для меня это стало раздражительным фактором для внутренних органов. Виду о своих чувствах я не подал и выразил благодарность за угощение. Попили мы ещё чаю и спешно приступили к выполнению поставленной нам ранее задаче. На празднике, я заметил, что сёдла, в отличие от наших пограничных кавалерийских, в большинстве своём на казахских конях монгольской породы, изготовлены из подручных предметов, а основной материал напоминает телогрейки. 

В летнее время на участке нашей заставы использовалась автомашина ГАЗ-66. Крутые спуски и подъёмы по узким горным дорогам мы преодолевали благодаря способностям наших шоферов, имеющих высокую физическую и профессиональную подготовку. Был случай, когда водитель на крутом спуске не справился с управлением из-за возникшей технической неисправности, и автомобиль чуть не улетел в ущелье.

Однажды к нам в казарму залетели летучие мыши. Когда мы открыли ставни окон, то мыши, ослеплённые дневным светом, замерли на разных высотах помещения. И мы, как орнитологи, аккуратно снимали их и переносили за пределы расположения заставы.   

 Прибывший на нашу заставу представитель особого отдела рассказывал, что на соседней заставе было задержание серьёзного нарушителя государственной границы, который ранее из-за дедовщины в подразделении Советской Армии, находящемся не далеко от пограничной зоны, совершил побег в Китай на территории равнинного участка. В нашу сторону он переходил границу, уже завербованный китайской разведкой. На местности он ориентировался плохо, заблудился и угадал на пограничный наряд, бдительно нёсший службу. После задержания, его транспортировали как вьючный мешок на коне в поводу у пограничников. 

 Условия для несения службы были разные. В зимнее время температура у нас ниже сорока градусов не опускалась, а хорошие полушубки помогали нам защититься от погодных условий. Если у кого конь по какой-то причине был выведен из строя, то приходилось ходить пешими. Коней, если была травма, мы по совету казахов лечили с применением мумиё, сами собирали, готовили раствор и лечили. Результат заживления ран был очевиден, рана, можно сказать, исчезала за считанные часы. Вообще к уходу за конём относились серьёзно и как лучшего друга подкармливали его хлебом. Дедовщины не было, но различия, связанные с неопытностью, были. Когда несли службу в составе пограничных нарядов, часто встречали маралов, медведей и других диких животных. Неприятно было видеть грифов, сидящих по краям нашего направления движения. Сами они крупные, а головы лысые. А когда сделает взмах крыльями, то ощущение было такое, что он будто хочет направиться на тебя.

За время службы награждён знаком «Старший пограничного наряда», «Отличник погранвойск II степени».

Демобилизовался я в июне 1980 года, так как  нас весь май был усиленный вариант охраны границы и увольнений в запас не было. Поработал немного в пионерском лагере «Сосновый бор» вожатым. Затем мне отец передал  повестку в Усольский ГОВД, где мне предложили поступить в Хабаровскую высшую школу милиции. Предложение я принял и поступил на учёбу в это заведение. Окончил Хабаровскую высшую школу милиции в 1984 году и был принят в Усолький ГОВД следователем. Далее был старшим следователем и заместителем начальника следственного отдела. Вышел на пенсию в звании подполковника милиции. Можно отметить, что знания, полученные в школьные годы и во время службы в пограничных войсках, очень пригодились во время службы в милиции. Всю жизнь занимаюсь лыжным спортом и не прекращал этого делать на службе, у нас и наряды пограничные были в зимнее время часто лыжные по доступным горным склонам».

    В фото альбоме Олега Кирилловича много фотографий о его службе на последних метрах нашей Родины. И все они рассказывают о не лёгкой службе в горных условиях, где дружная семья молодых пограничников добросовестно выполняла свой священный долг по охране Государственной границы СССР.



Укрепрайон,

Забытый Богом уголок,

Передовой рубеж

Могучего Союза.

                                                       Туманов Валерий Юрьевич

Родился 24 апреля 1960 года в городе Черемхово, Иркутской области. После демобилизации отработал два года в отделе вневедомственной охраны в звании сержанта. Затем поступил учиться в Воронежскую средне-специальную школу, готовившую специалистов для ОВО. Это было в 1984 году. После её окончания и получения офицерского звания он вернулся в город Усолье-Сибирское и продолжил работать в ОВО, откуда и ушёл на пенсию в звании майора милиции.

Вот, что рассказал Валерий Юрьевич о своей службе в рядах Советской Армии, которая проходила в Забайкалье: «Хотя я и не носил зелёную фуражку и на моих плечах были чёрные погоны танкиста, каждый год, в обязательном порядке, отмечаю 28 мая – День пограничника вместе с пограничным братством. А дело всё в том, что после окончания «учебки», во время прохождения срочной службы, всегда получал приказ заступить на охрану государственной границы Союза Советских Социалистических республик. Служба моя проходила в укрепрайоне. Пограничники, кто служил в Забайкалье или на Дальнем Востоке, прекрасно знают, что это такое. Ещё в начале 60 – х годов СССР и Китай стали врагами. Со временем неприязнь нарастала, и это вылилось в ряд вооружённых конфликтов на границе. Особо крупный произошёл в марте 1969 года на острове Даманский. Это заставило наше командование, в срочном порядке, строить укрепрайоны. Всего в Забайкалье было построено три таких района от Приаргунска до Забайкальска. Их полоса позволяла держать оборону от п. Нерчинский завод до Шахалинора, стыка границ трёх стран: Китая, Монголии и СССР. Во второй половине 70 – х годов началось их масштабное строительство. Вдоль границы создавались сооружения НТОТ – неподвижная таковая огневая точка. В основном использовались танки системы: ИС – 2, ИС – 3 и Т – 34, выпускавшиеся для Советской Армии в период Великой Отечественной войны и некоторый период послевоенного времени. Их закапывали в грунт по самую башню. Двигатели и ходовая часть у них демонтировались, а их место занимали снаряды. Между НТОТ строились клады – погреба с дополнительным пяти кратным боекомплектом. Таким образом, его штатный расчёт превышал в 5 – 6 раз. Основной тактической единицей каждого УР была ОБТОТ – отдельный батальон танковых огневых точек. Их называли просто «районом», так как каждый стоял отдельно и отвечал за боеготовность в отведённом районе. Каждый ОБТОТ имел казарму для личного состава, ведущего боевое дежурство и располагающуюся как можно ближе к границе, на самом опасном, угрожающем направлении. Кроме этого имелось не большое хозяйство. Наш батальон располагался в Сенькиной пади,  в 14 километрах от Приаргунска. Батальон не полного состава (кадрированный), 180 человек, состоящий из двух рот НТОТ и одной роты подвижки. Как правило, НТОТ стояли вдоль границы в линию двумя нитями, охватывая приграничное пространство и в глубину нашей территории. Рота подвижки заступала на боевое дежурство повзводно, на одну неделю. Взвод состоял из 13 человек рядового и сержантского состава, и командира – офицера. Такой состав представлял 3 экипажа танков. Перед заступлением на дежурство в батальоне брали продукты и всё другое, необходимое для жизни и несения службы, а затем выезжали на точку. На КПП проводилась проверка военных билетов, сверка по представленному командованием списку, и затем только мы выдвигались к установленному месту. Как уже говорилось, казарма БД располагалась в ближней к границе сопке (на самом опасном направлении, возможного удара). Казарма находилась внутри сопки, где располагался личный состав. Рядом боксы с тремя танками системы Т – 54. Все окна на ночь закрывались бронированными створками. Изнутри, по подземному ходу можно быстро двигаться к СПС – стрелково – пулемётному сооружению. Из них можно вести обстрел по широкому сектору, охраняя казарму и бронетехнику. Наблюдательный пункт (НП), как правило, располагался на вершине этой же сопки. На смену дежурившим бойцам, заступали вдвоём, на 4 – е часа. Получив оружие и снарядив патронами 4 магазина, мы получали приказ на охрану границы. Изнутри казармы открывали бронированную дверь, зажигали самодельные факела, фонарики отсутствовали, и по подземному ходу поднимались на вершину сопки. Вход в НП также закрывался бронированной дверью.  Запоры на двери были со стороны казармы, чтобы противник не смог проникнуть в неё, в случае захвата НП. Что представляло собой НП? Это было круглое, железобетонное помещение диаметром и высотой по два метра. В середине круглая, металлическая стойка. Сверху люк, который был постоянно открыт, так как там стоял прибор ночного видения. Сверху пристраивался ещё один навес, прикрывающий от дождя и снега. Возвышался НП над сопкой порядка семидесяти сантиметров. Подходы к НП прикрывала проволока – паутина. Рядом с НП под сопкой протекала река Аргунь. Напротив нас располагался китайский наблюдательный пункт, примерно, в 300 метрах от нас. Нам было запрещено иметь печку, даже в холодное, зимнее время. А у китайцев всё было иначе. Их НП возвышался над землёй метра на полтора. Конструкция из дерева, застеклённая и из трубы печки постоянно шёл дым. Даже когда стояли «трескучие» морозы, они выходили наружу, чтобы освежиться. Надо сказать, что зимы в Забайкалье очень холодные и наши одежды мало грели от пронизывающего мороза. Конечно, мы делали самодельные печурки, но это не спасало, да и с углём проблема. Так вот и несли службу, трудную, но интересную. Иногда наблюдали за повадками китайских солдат. Их пехотное подразделение располагалось неподалёку от их НП. На нас лежала большая ответственность. Мы прекрасно осознавали, что здесь находятся последние метры родной земли. Впереди река Аргунь, а за ней огромный, враждебный Китай. Можно дополнить и то, что нас обучали китайскому языку, его основам. Был специальный разговорник, написанный русскими буквами, например «Стой, вы нарушили границу», «Возвращайтесь назад». Все эти выражения мы заучивали наизусть, не раз пробегая глазами по листу, чтобы отложилось в памяти. Как я уже отмечал, напротив нас, за сопкой, стояло большое подразделение китайских войск. Иногда мы видели, как некоторые из солдат подбегали к берегу реки и что-то воинственно орали, грозя автоматами. Но у нас был чёткий приказ «На любые провокации огонь первыми не открывать». Ходили слухи, в то время, что коварные китайцы переходили ночью границу и убивали, чуть ли не целые подразделения, спящих солдат в казарме. Но у нас таких случаев не отмечалось. Вот такая у меня была служба, боевая и не скучная. Прошло уже четыре десятка лет, как она окончилась. Многое позабылось, ушло в прошлое. Но ощущение того, что ты ответственен за свою страну, семью, это легло на душу внутри и осталось в памяти на всю жизнь. Всего укрепрайоны существовали недолго, около двух десятков лет, с конца 70-х и до конца 90-х. А потом их просто уничтожили. Корпуса танков резали и вывозили в Китай, на переплавку. Укрепрайоны прекратили своё существование полностью. В наше время в среде так называемой «патриотической» общественности стало модным записывать Китай в лучшие российские друзья. Зная нашу историю, хочется объяснить нашим доморощенным патриотам, что выводы эти преждевременны.

100 – летний юбилей Пограничных войск в 2018 году является знаменосной датой, заметным событием в истории России. Хотелось бы, чтобы дата 28 мая продолжалась и продолжалась из года в год, не забывалась последующим  поколением россиян. Желаю всем мира на земле, отменного здоровья и долголетия, взаимной любви и надёжной дружбы».

    В настоящее время ветеран МВД Валерий Юрьевич занимает активную жизненную позицию, руководит ветеранской организацией танкистов, заместитель руководителя ветеранской организации ОВО – Рос гвардии. Готовит к выпуску свой первый поэтический сборник стихотворений, в которых есть произведения о пограничниках.

Далее читайте часть 3 "ПОГРАНИЧНИКИ".

Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 . 777f71dbc3ef4852