Валерий Лохов

Владимир Сманцер

 

 

Граница – это не фронт,

Где грохот,

А тишина,

Но где так же суровые лица

И где так же идёт война.

Фронт не такой,

Где в бою открытом,

Пробивают штыками путь,

Фронт,

Где можно упасть убитым,

Не успев на врага взглянуть.

 

НА СВЯЩЕННЫХ РУБЕЖАХ ОТЧИЗНЫ

К 100-летию Пограничных войск

«Пограничный наряд становись! Равняйсь! Смирно!

Приказываю выступить на охрану, оборону Государственной границы Российской Федерации.

Вид наряда «Дозор пеший» по проверке травяного покрова.

Задача: не допустить нарушения Государственной Границы РФ.

Сейчас, после получения приказа и заряжания оружия выдвигаетесь по маршруту: первые камни, вторые камни до подножия горы Кулакова. После осмотра прилегающей местности, возвращаетесь на заставу прежним маршрутом.

Связь с заставой через каждые 30 минут.

Расстояние между членами наряда в пределах видимости, но не далее ста метров.

Время движения восемь часов.

При несении службы особое внимание обратить на признаки нарушения Государственной границы.

Опознавательные сигналы: днём: «кто вы?» - левая рука, поднятая вверх, «я свой» – правая рука, согнутая в локте и направленная вверх.

ночью: «кто вы?» – короткий свист, «я свой» - щелчок прицельной планкой автомата.

Сигналы оповещения, подаваемые ракетами: 

«Прорыв в наш тыл» - одна зелёная,

«Прорыв в сторону границы» - одна красная,

«Спешите на помощь» - три красных,

«Вооруженное вторжение противника» - три красных и три белых,

«Прибыть тревожной группе» - одна красная и одна зелёная,

«Потерял ориентировку» - три белых,

Пропуск «приклад», отзыв «Петроград».

В случае обнаружения признаков нарушения государственной границы, доложить по имеющейся связи и принять все меры для преследования и задержания нарушителя Государственной Границы СССР.

Старший пограничного наряда ефрейтор Иванов. Вопросы?»

 Сманцер Владимир Геннадьевич

Рассказывает Владимир Сманцер: «Выпускник Усольской школы №17, как и все сверстники, в возрасте 16 лет получил приписное свидетельство. С этого момента началась осознанная подготовка к исполнению священного долга перед Родиной. Физическая подготовка была средняя, но то, что я увлекался охотой, привлекло внимание в военном комиссариате и, специалист по призыву, после устной беседы, определил меня в команду 300А, что означало – морские части Погранвойск. 2 ноября 1976 года, волей судьбы, «покупатели» на областном призывном пункте включили меня в список сухопутных Пограничных войск. А через трое суток я уже был одет в форму с различием «ПВ» 134 Курчумского пограничного отряда, в/ч 2535. Три месяца занятий, приближённых к боевым, на учебном пункте, а затем ещё три месяца подготовки, как специалиста связи. На высокогорную 8 пограничную заставу «Орловка» пограничник Сманцер прибыл в мае месяце 1977 года специалистом 3 класса, соответственно, все средства связи, используемые в то время на заставах, мне были уже знакомы. Сутки на получение пограничного инвентаря и настоящая служба под №14 началась. Когда-то я мечтал попасть служить в кавалерию, мечта моя, можно сказать, сбылась. За техническим отделением был закреплён конь по кличке Клин, поэтому, когда на Боевом расчёте было обозначено, что Сманцер в составе конного наряда, то я готовил к несению службы ещё и коня. Хотя о коне забота была и в любое свободное время, а в выходные дни, которых было всего два в месяц, уделялось особое внимание конскому снаряжению – чистке и ремонту. От подготовки этих мелочей зависело здоровье коня и удобство пограничника при несении службы. Следует подчеркнуть, что в горных условиях намного сложнее передвигаться, чем по равнине, поэтому и при подготовке, к несению службы относиться нужно было очень серьёзно. Практически во всех видах наряда, которые применялись на охраняемом 37 километровом участке, мне удалось успешно выполнять поставленные задачи. Выделить, какой наряд самый тяжёлый, невозможно. Каждый вид наряда важен и необходим для жизни заставы и выполнения возложенных на неё функций. Соответственно, у каждого наряда свои особенности. Во время службы, бывает и так, что случаются и не предсказуемые ситуации. Я дважды с конём проваливался по самые стремена в болото, причём уже при завершении движения по нему. Вовремя покинул коня. А он, пока я соображал, оценивая ситуацию, сначала резко выдернул передние ноги из болотной жижи, а потом, через мгновение, найдя верные точки опоры, полностью освободился от природного капкана. Если честно, позже, я обдумывал свои ошибки, и было очень неприятно, ведь вина моя была в том, что я при следовании по болоту не опустил повод. К краю болота, я уже вёл коня в поводу. Два раза, в составе конного ППП – передвижного пограничного поста, состоявшего из восьми пограничников, по причине схождения с тропы, побывал на территории сопредельного государства. Первый раз мы СНП – скрытый наблюдательный пункт не тот заняли, и даже старший наряда начал ставить нам задачу на задержание, находящегося в нашем обзоре чабана. А чуть позже, мы ещё и несколько коней под седлом обнаружили, в результате наблюдения… Старший нашего наряда вовремя установил, когда стал сопоставлять местность, наше расположение и движение к выполнению стоящей задачи, сказав: «Мы, сами находимся на их территории…». Скрытно, по одному, мы вернулись к своим коням, ранее оставленным в распадке. Второй раз, в составе такого же ППП мы пересекли колючую проволоку, а один из нас, когда конь его зацепился за ржавый металл, лежащий на земле, от рывка транспортного средства, слетел. Уже на заставе, после трёхсуточного беспрерывного, за исключением ночлега, боевого путешествия, когда выяснилось, что мы пересекали колючую проволоку, оборудованную еще в 1930 – х годах непосредственно по самой линейке, то все смеялись, подметив, что друг наш ещё и полежал на территории КНР. Не сильно приятно было находиться на службе, когда была непогода, а если ещё и мороз, который у нас чувствительно ощущался при – 50 градусов. При низкой температуре пограничники в объёме выглядели как рыцари в доспехах. Между нижним бельём и плащом, когда шли конные, мы одевали ПШ, три свитера, шоферской бушлат и шубу, а часовому заставы положено было тулуп. Ноги, соответственно, были в двух ватниках. Проблема была с валенками – подошвы у  них отсутствовали, и пришита была резиновая часть галоши. По совету старослужащих, мы, кроме шерстяных, домашних носков и портянок, использовали ещё и газеты в несколько слоёв. Самое интересное, что никто из нас не обмораживался, а вот проверяющие из отряда, часто уезжали от нас, приморозив нос или щёки. В нормальной обстановке каждый пограничник нёс службу в сутки восемь часов, не считая времени на подготовку к несению службы и затраты времени на уход за конём, чистку оружия и выполнение других задач после службы. В «усиленную», когда в стране праздники или складывалась другая обстановка, необходимая для уплотнения нарядов, служба продолжалась не менее 12 часов. Во время службы нельзя было разговаривать, пользоваться огнём и отвлекаться от выполнения поставленной задачи. Мне, я считаю, повезло. Каждые третьи сутки я отдыхал, в сравнении с сослуживцами, находясь в наряде «Дежурный связист». Были, правда, проблемы, когда на заставе оставалось минимальное количество пограничников, и начальник заставы объединял наряды «Дежурный по заставе», «Дежурный связист», «Истопник», а ночью и «Повар». В тот период времени приходилось,  можно выразиться, летать как пчёлка. Но когда личного состава хватало, то это был отдых. По своей инициативе, я в помещении связи ремонтировал конское снаряжение своего коня, а иногда друзей – сослуживцев. Документов, кроме комсомольского билета, у нас в наличии не было, отсутствовали и деньги. Всё находилось в сейфе начальника заставы. А на приход и расход денежных средств у него была специальная книга, по которой получали расчёт только один раз, при отъезде с заставы. Одним из маршрутов, на участке нашей заставы, был пост наблюдения. Верхи, в течение двух часов, на полусогнутых ногах, слегка держась за переднюю луку седла, поднимались мы на вершину горы и вели скрытое наблюдение за всеми изменениями, получая сорока кратное увеличение в приборе наблюдения. Считали юрты, фиксируя их расположение, считали иногда движущиеся гружёные и закрытые тканью грузовики, похожие на наши ЗИСы, наблюдали за изменением местности. На нашем участке местность была без изменений, а вот на соседних участках, как рассказывали нам офицеры, китайцы в ночное время активно копали вдоль границы траншеи. У них вообще, на мой взгляд, странности были. Если наш пограничник гордо шёл по последним метрам СССР, одетый по Уставу, с автоматом и двумя магазинами (один пристёгнут, а второй в подсумке), то китайский, не понятно кто, в плаще, под которым скрыт карабин или АК-47, а по информации разведчиков, у них ещё и по две гранаты. В то время воодушевлял их Мао своими цитатниками. На каждый наш выстрел вблизи границы, а точнее когда шли плановые еженедельные стрельбы, они строчили Ноту. Что интересно, китайцы умудрялись сосчитать в автоматных очередях точное количество произведённых выстрелов. Офицеры отряда обращали наше внимание на китайскую арифметику и просили нас считать их выстрелы, хотя бы количество очередей. Для поднятия духа, как это заведено со времён Великой Отечественной войны, из Зыряновска к нам приезжали артисты. На фоне того, что мы имели возможность пользоваться электроэнергией, в среднем, только два часа в сутки, при ежеминутном изменении в пределах 120 – 180 Вольт и не имели возможности смотреть телевизор, присутствие гостей с концертной программой, для нас стало знаменательным событием. Живой звук, в сопровождении русских, традиционных музыкальных инструментов, порадовал каждого пограничника. Представление проходило в спальном помещении. Гостям тоже было интересно и вопросов с их стороны было очень много, а мы отвечали, видя искры в любопытных глазах. Им было интересно, почему у нас керосиновые лампы, как мы заготавливаем дрова, косим траву, используем собак, зачем всё вооружение открыто находится в спальном помещении и многое другое. Думаю, они удивились бы, если увидели, что состав тревожной группы, в положенное время, спит, не снимая с себя верхней одежды. Для нас это всё было привычно. В летнее время, на несколько суток, мы покидали расположение заставы, полностью переместившись на опорный пункт, представляющий из себя только земляные сооружения. Оттуда выставлялись наряды, и всё шло в обычном режиме, необходимом для обеспечения охраны вверенного нам участка Государственной границы. Соответственно, отдыхали в полной боевой готовности, приспособив на открытом грунте свои военные предметы для сна. После такого, окопного образа жизни, застава становилась ещё роднее. Еженедельно, за исключением весеннего пожароопасного периода, мы выполняли различные виды боевой стрельбы, расходуя не менее 20 патронов. Несколько раз в цель бросали гранаты, стреляли из гранатомёта и пулемёта. Если кто-то случайно сделает промах, то для него следовала дополнительная физическая подготовка на огневом рубеже, но уже без использования боеприпасов. Поэтому, как правило, стреляли все хорошо, и не поражённых мишеней небыло. Отдельной строкой я бы отметил нашего начальника заставы Виктора Григорьевича Яценко. Это был настоящий воин – пограничник, прошедший путь от рядового до полковника Пограничных войск. Во время войны в Афганистане, он выполнял и там добросовестно поставленные боевые задачи. Всегда образцово выглядел и пустых слов не говорил. Он имел способности держать всех нас в постоянном напряжении – готовности к выполнению любой задачи, которая возникала или могла появиться. Он грамотно относился к организации службы и имел подход к каждому своему подчинённому. Одним словом Виктор Григорьевич был и остаётся примером, и мы его уважали.

Большую помощь пограничникам в охране Государственной границы оказывает местное население. Однажды на охраняемом участке нашей заставы, после совершения преступления, пытался пройти в сторону Китая подозреваемый гражданин. Но, благодаря помощи членов добровольной народной дружины, были перекрыты все возможные направления его движения. И он, заметив это, сам сдался. К счастью, других попыток пересечения границы у нас не было зафиксировано. Хотелось бы подчеркнуть то, что знания, полученные в учебном заведении, очень пригодились. В школьные годы иногда была мысль – зачем мне география, биология, алгебра и другие предметы. Во время службы я понял, что все эти предметы очень важны. Как пример, приведу свои действия на практике. На одном из участков, где мы несли службу, у нас была установлена стальная нить в горизонтальном положении на высоте от грунта 40-70 см. В определённых точках включался прибор «Кристалл», имеющий возможность определения разрыва линии и указания фланга, возможного повреждения. Что бы была замкнутая цепь, крайние точки линии заземлялись, путём вкапывания провода в грунт. Грунт в этих точках был каменный и в сухую погоду контакт часто терялся. Вот и пришлось мне применить знания школьных предметов физики и химии в данной ситуации, я предложил командиру технического отделения по точкам касания провода с грунтом добавить по килограмму соли. С тех пор проблемы в этом направлении исчезли. Важны так же, оказались и знания, полученные от родителей, особенно от отца, который ознакомил меня с разными науками, как в ведении сельского хозяйства, так и в лесной охоте. Кстати, процесс охоты чем-то сильно схож с процессом несения службы пограничных нарядов «Передвижной пограничный пост», «Дозор», «Часовой границы»,  «Секрет», «Пост наблюдения» и «Часовой заставы». При несении службы часто встречались разные следы, от белки до медведя. Соответственно, знания распознавания следов обязательно были нужны. Иногда, при изучении следов, мы встречали и их хозяев.

То, что было вложено в меня учебными заведениями и полученным опытом службы в Пограничных войсках, мне пригодилось на гражданском производстве и при несении службы в органах внутренних дел. В любой профессии я легко ориентировался, используя полученные знания школьных и военных наук. 

Учитывая то, что данное издание может служить учебным пособием для классных часов, я постараюсь обратить внимание читателей на необходимость знаний, получаемых в учебных заведениях. Первое и самое важное для пограничника, это политическая «подкованность». От того, как будет разбираться в политике воин, зависит его преданность Родине и стойкость, то есть, кому он служит и кого защищает. Все политические информации, проходившие в нашей школе, оказались очень нужны мне в представлении друзей и неприятелей нашей страны. Такие предметы как «русский» и «литература» не просто развивают правописание и чтение, они помогают развивать доходчивое изложение своих мыслей. Велико значение уроков изобразительного искусства в развитии творческих способностей человека, в становлении его как личности. Знания и умения, приобретённые на этих занятиях, обогащают внутренний мир учащихся, расширяют кругозор детей, способствуют их общекультурному развитию. Кроме того, такие уроки способствуют формированию интересов, развитию эмоциональной сферы учащихся, умению взаимодействовать в коллективе. Появляется возможность проявить себя, выразить свое мироощущение, показать свои эмоции и отношение к объекту изображения. Предмет «Физическая культура» известен всем и каждому без разъяснений, что спорт положительно влияет на все органы чувств человека. «Химия» - зеркало жизни человека. Жизнь современного человека невозможна без химии. Мы используем химию при производстве пищевых продуктов. Мы передвигаемся на автомобилях, металл, резина и пластик которых сделаны с использованием химических процессов. Мы используем духи, туалетную воду, мыло и дезодоранты, производство которых немыслимо без химии. Есть даже мнение, что самое возвышенное чувство человека, любовь, это набор определённых химических реакций в организме. Для военнослужащего важно знать, какой газ как себя ведёт. От этих знаний зависит жизнь солдата в боевых действиях. «Физика» воспитывает: убежденность в возможности познания законов природы, использовании достижений физики на благо развития человеческой цивилизации, чувство ответственности за защиту окружающей среды в общем, а в частности, применение знаний в хозяйственных работах. Например, закон Архимеда. Великий древний учёный, когда-то сказал: «Дайте мне точку опоры, и я переверну вам Землю». Поэтому использование приобретенных знаний и умений этой науки годится для решения практических повседневных задач и обеспечения безопасности собственной жизни. Знания, полученные нами по математике еще в школе, влияют на всю нашу жизнь. Плохое знание математики сказывается на качестве жизни человека, в первую очередь, таких ее сторонах, как финансовое положение, здоровье и будущее благополучие. Поскольку наверстать упущенные возможности во взрослой жизни очень трудно, если низкая успеваемость в школе, и важному предмету отдается потом эхом на всем протяжении жизненного пути. Воин, хорошо знающий математику, без особого труда может определить и расстояние до цели и правильно рассчитает необходимое количество продуктов, как при приготовлении пищи, так и при необходимости комплектования запаса продуктов на определённый промежуток времени. В общем, без знаний математики можно нанести серьёзный урон своему существованию. «География» поможет раскрыть географическую карту мира, включающую природу, население и хозяйство, дать понимание территориальных различий окружающего мира, их объективного характера и значение для жизни людей. Выработать у учащихся научные взгляды на взаимосвязь природы и объектов, на пространственные особенности этой взаимосвязи. А проще сказать, предмет помогает человеку ощутить себя частью природы и легко ориентироваться мысленно в отношении планеты Земля. «Астрономия» позволяет изучить основы космического состояния нашей солнечной системы. По звёздам и созвездиям, когда не наблюдается Луна, человек определяет путь движения, если сбивается с пути. Да и погоду можно предвидеть, если внимательно посмотреть на небо. Предмет «История» также является немаловажным. Великий российский учёный Михаил Ломоносов в своем научном труде об истории славян сказал: «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего». К его словам можно ещё и добавить то, что, зная историю, можно прогнозировать будущее.

Максим Горький когда-то сказал: «Нет силы более могучей, чем знание; человек, вооруженный знанием, - непобедим». Из собственных наблюдений скажу, что наш народ, в большинстве своём, разносторонне интересуется разными науками, политической обстановкой, а самое главное – историей. Как дерево, мы имеем корни, твёрдо стоим на территории нашей Родины. Потому мы и непобедимы во все времена!»

Данное произведение написано на основе рассказов от первых лиц и исторических документов с художественной обработкой авторами произведения.

 Лохов Валерий Владимирович

Некоторые люди считают, что наше Отечество, нужно защищать лишь на пороге своего дома. А о том, что вопросы защиты решаются далеко от линии государственной границы, многим неизвестно. Наших предков сейчас критикуют. Но это были умные люди. Они обеспечивали государственную безопасность в заграничных походах, например в Италию, Францию, Турцию, Персию и другие страны. Легче и практичнее защищать государство не на своей территории. Мудрость полководцев прошлого мы забываем, вот поэтому и появляется резкая критика пребывания наших войск за пределами современной России. Но ведь тысячи лет наши предки расширяли границы страны. Россия без выхода к Атлантическому океану, Северному и Тихому, то есть без геополитической структуры, просто не смогла бы существовать. Предки были умными еще и потому, что на морских рубежах можно меньшими силами обеспечивать пограничный заслон. Горные массивы: Кавказ, Тянь-Шань, Памир и другие служили для той же цели. Безопасность Родины не ограничивается службой пограничников на самой границе, для этого проводится целый комплекс политических, войсковых, режимных и дипломатических мероприятий. Пограничники являются частью политической системы и делают все возможное для обеспечения безопасности нашего Государства.

Пока существуют государства, будут и существовать границы. Граница РСФСР проходит по лесам, горам, степям, воде, в небе и имеет протяжённость 61 тысячу километров. Ни одна страна в мире не имеет таких размеров и богатств, большинство которых находится в резерве. История нашей страны напоминает нам о том, что ещё с древних времён завладеть всеми этими богатствами мечтали многие и не однажды предпринимали попытки прибрать народное достояние в свои руки. О надёжном замке границы беспокоились во все времена, не зависимо от того, кто стоял у власти. Задаваться вопросом о том, почему и зачем наши предки создали такое огромное государство, просто бессмысленно и даже невозможно. Современные догматики приписывают им природную агрессивность, внушая это руководству других стран, распространяя зло и прививая русофобию.

Граница – форпост при разрешении тех проблем, которые не решены на правительственных уровнях. И как мы можем наблюдать, это происходит с довольно частой периодичностью. Граждане нашей страны прекрасно осознают это и всегда готовы встать на защиту священных рубежей своей Родины.

Наш долг, показать, рассказать и довести до наших граждан истории и судьбы тех людей, кто обеспечивал надёжность границы России.

 Михалёв Онисим

В приказную избу Иркутского острога был приглашён  казацкий пятидесятник Онисим Михалёв, который только что вернулся из дальней экспедиции. Главе острога, казённому приказчику Никите Фирсову не терпелось узнать о том, чего ценного привёз посланник. Тот всегда радовал своими неожиданными находками. А от Царя и воеводы Енисейского шли указы о приросте населения, его покорении. Но ещё ценнее были горнорудные находки, приносившие солидный доход, как казне, так и для личного благополучия. Вот и старался Никита Фирсов, который так же имел высокий чин пятидесятника, очень высокий по тому времени, совмещая дела государственные с личными интересами. По рекам расселяли пашенных крестьян. В места обнаружения ценных ископаемых направлялись, чаще всего, опытные казаки-промышленники. Одним из них и был Онисим Михалёв. Его сильно уважал глава острога. Даже петиции – челобитные Царю или в Енисейск подписывать приглашал, да и как было обходиться без казаков – защитников, знавших военное дело. Воинственные монгольские набеги, нападения отрядов не дружелюбных бурят – степняков, заставляли быть всегда начеку и уметь отбиваться от них. Ранним утром Онисим прибыл к именитому главе острога на доклад. Одет в богатую казацкую одежду, на боку сабля, в отделанных серебром ножнах. Встретились тепло, давно не виделись. Да и звания были одного, ранее-то служили вместе.

- Ну, сказывай. Как съездил, что привёз?

- Много нового доставил из руд. Немецкое олово, селитровая земля, голубая краска. Всё в ящиках упаковано.

Похвалил казённый приказчик Онисима за удачу и усердие на службе.

- В Енисейск завтрашним днём направлюсь, там лучше нашего разберутся с этим, да и скажут, как поступать с товаром далее.

Замолчав, немного подумал, сморщив лоб и сведя брови, затем добавил:

- Ерофейка Хабаров, что заведовал солеварней в Усть-Куте, не платит налогов в казну, укрывает доход, совсем обнаглел. Вчерась крепко подрался с казаками, тепереч надолго сядет в тюрьму. А соль нам, ой как нужна. Что скажем?

- Знаю Ангарские острова, там есть соль, ранее останавливались там, соль ручьями бежит в реку. Оттудова, правда, еле ноги унесли, некоторых казаков стрелами побили.

- Давай, думай, чтобы эта соль стала нашей. А я направлю Государю челобитную, чтобы те земли твоими владениями стали.

Вызвал приказчик писаря и, не откладывая дело в долгий ящик, написал послание Государю о том, чтобы землица от реки Китой до реки Белой по берегу Ангары принадлежала Онисиму Михалёву.

Что предпринимать Онисиму? Указ есть указ. Да и дело большой прибыли, сколько вокруг ископаемых на вес золота. Но дело в том, что сам он постоянно занят или находится в дальнем отъезде. Решил вызвать из Енисейска старшего брата Гавриила с семейством, уведомив того письмом о больших перспективах соляного промысла. Заказал и изготовил два грена (больших сковородок) для выварки соли. На следующий год прибыл и сам Гавриил с семейством из четырёх сыновей – Иваном, Матвеем, Алексеем и Филатом, у которых уже были свои дети. Онисим хорошо помнил ту встречу с не дружелюбными, местными аборигенами, охранявшими острова на Ангаре, и принял решение действовать осторожно, но напористо. Весной 1664 года, ещё задолго до официального закрепления за ним «землищ» с прожилинами соли и камнями, группа казаков, которыми командовал казацкий десятник Мишка Турчанинов, выдвинулся на больших лодках, а толмачом взяли Ивашку Епифанцева, хорошо знавшего языки эвенков и бурят. Лодки загрузили доверху нужным скарбом, благо, что плыть надобно вниз по Ангаре. Взяли с собой опытного солевара из Усть-Кута и двух хороших плотников. В общей сложности набралось человек пятьдесят на десяток лодок. Возглавил всё это лично Онисим, дело-то ответственное. При приближении к островам, он дал указание казакам приготовить пищали. Не доплыв до них с версту, попросил рулевых причалить к правому берегу большого острова. Рассчитал правильно, стрелы хозяев не смогут их достать. Конечно, если бы войско было больше, а не десятка полтора казаков, то можно было высадиться сразу к будущей солеварне,  на меньший остров и взять его штурмом. Но Онисим не стал рисковать и приказал выгружаться там, где причалили. Успев выгрузиться, взялись за пилы и лопаты. Пятидесятник приказал в первую очередь поставить тын. Прокопали ров, спилили небольшие деревья и закопали их в землю. Подгоняли прибывших работников неизвестность и страх. За этой засекой можно было хоть как-то укрыться от стрел аборигенов. Онисим, дав указание старшему брату и оставив его старшим, вернулся в Иркуцк. Дело предстояло ему важное, звали в новую экспедицию. Все дела легли на Гавриила и его ближайших помощников. Работали, от темна дотемна, не покладая рук. Требовались почти не человеческие усилия и терпение. Однажды на оленях к ним подъехал старик – эвенк. Не зима, а он на санях. Толмач Мишка с ним поговорил. Звали старика Мосулом. Он с любопытством поглядывал на незнакомых людей, их звали «лючи», которых уже было немало по берегам Илима и низовьями Ангары. Побросав работы, все также с любопытством поглядывали на эвенка. Когда Мосул отъехал, сказав что-то на своём языке, толмач сказал: «Скоро вернётся к  нам с мясом». Сил потрачено немало и это было бы кстати. Четыре сруба уже стояли квадратом, окружённые тыном. После небольшого перерыва вновь застучали топоры и зазвенели пилы, а на горизонте показалась пара лошадей, подвозящая брёвна из леса, что стоял рядом с поселением. Часто на противоположном берегу видели всадников, долго и с любопытством поглядывающих на пришельцев, порой что-то выкрикивая на своём не знакомом, для новых людей, языке. Ивашка, ранее живший неподалёку, по соседству с Куской Тельминовым, и толмач Мишка, тайно перебравшись на другой берег, провели разведку вокруг варницы, над которой постоянно висел дым. Ходили не один раз. По осени, где-то в середине сентября, прибыл к зимовке-заимке Онисим. Причалил он тёмной ночью с сотоварищами на трёх лодках. Казаков было пятнадцать человек. Вооружены они пищалями и пиками. Лодки сразу спрятали подальше в кусты. Атаман хорошо понимал, что с того берега за ними наблюдают и он побаивался их нападения. Захват варницы приближался по возможности в тайне. Казаков уже была сила, человек сорок можно выставить для действий. Эвенк Мосул выполнил своё обещание. Он часто привозил свежее и сухое мясо косуль и оленей в обмен на подарки. Научился даже говорить по-русски. Полагаясь на разведанные сведения и свои личные наблюдения, Онисим вместе с Гавриилом разработали план штурма варницы. Следующей, тёмной ночью команда выдвинулась. Лодки причалили в полкилометра от малого острова, выше по течению. Одна половина казаков, руководимая Онисимом, высадилась на берег, вторая половина осталась в лодке. Местные старики не думали, что строящаяся засека на другом берегу, несёт такую опасность. И они просчитались. Их юрты размещались на малом острове, где варили соль, и на берегу. В улусе на берегу проживала охрана  и элита, руководящая всеми делами. На острове в основном работали кидани (китайцы), а на берегу, неся охранные функции, буряты (мунгалы). Возглавлял их наследник Саин-хана молодой бурят по имени Анил. Его конные разъезды были в постоянном движении, неся разведывательные и охранные функции. Удар казаков был для них неожиданным. Одни казаки пошли на остров, другие на юрты, что стояли на берегу, с западной стороны. В пешем строю бурятские и киданские воины были слабы, уступая ловким казакам. Уже с ранним рассветом всё было покончено. Многие из них, видя гибель товарищей, побросали луки и сабли. Онисим и Гавриил находились в первых рядах, заряжая отвагой и смелостью казаков. Да и огневые пищали здорово помогли, наводя  ужас на оборонявшихся воинов. В руках бородатых «лючи» они были грозным оружием, и они боялись их больше своего бога Тенгри. Так начался новый этап в жизни усольских варниц. Уже в 1670 году в казну Государства пошла четвертина от добычи соли, через год после получения царской бумаги с землеотводом Онисиму Михалёву. Конечно, воинствующие бурятские племена были не довольны новыми хозяевами и дважды предпринимали попытки захватить варницы. Но конные разъезды казаков вовремя замечали опасность и успешно отбивали их атаки. Кидани, а точнее, уже их потомки, согласились продолжить работать, передав секреты солеварения новым людям.  Онисим вернулся в Иркуцк и продолжил свою деятельность промышленника. Всеми делами по варнице стал заведовать его старший брат Гавриил вместе со своими сыновьями и внуками.

С этого времени начинается история усольчан прямо или косвенно относящихся к охране рубежей нашей Родины.

Последовательно складывается охрана передних рубежей колонизированных земель силами казачества и армейских частей. В конце XVII века в Сибири уже насчитывалось 10 тысяч служивых людей. Однако военной охраны не хватало, и местные власти привлекали к пограничной службе посадское население. В слободах и острогах нередко вооружали всех боеспособных жителей, возлагали на них сторожевую службу, посылали в "отъезжие караулы".

 Анисков Василий Трофимович

За активное участие в Великой Октябрьской социалистической революции, Гражданской войне и в борьбе за установление Советской власти в 1917 - 1922 годах, в связи с пятидесятилетием Великого Октября, Президиум Верховного Совета СССР, Указом от 28 октября 1967 года наградил орденами и медалями многих активных участников этих событий. В их число был включен и Василий Тимофеевич Анисков, награжденный медалью «За боевые заслуги». Его фотография находится и в музее истории усольской милиции. После службы в рядах Красной Армии с 1924 по 1928 годы, (был пограничником) он поступил на службу в органы внутренних дел города Усолье-Сибирское. До выхода на пенсию в 1960 году, работал в основном начальником паспортного стола в Усольском ОВД. Бывший пограничник достойно продолжил службу, начавшуюся еще в годы революции. Родился Василий в 1900 году в Тайшетском районе Иркутской губернии. В 1967 году юные школьники - пионеры посетили ветерана, и он охотно поделился с ними своими воспоминаниями: «Мы, дети и подростки, очень любили слушать рассказы политических ссыльных, которых в те времена в Сибири было много. Был у нас один из матросов, к которому мы испытывали настоящее доверие, а не просто любопытство. Он много и понятно рассказывал о несправедливости богатых к бедным, о деспоте царе и его помощниках и, конечно, о новой жизни, к которой ведет Ленин. Это происходило в 1915-1916 годы. Из его рассказов я многое запомнил. Когда свершилась революция в центре нашей страны (Москве, Петрограде), то я уже понимал, что нужно бороться с врагами. В то время уже начали образовываться партизанские отряды. В Тайшетском районе организатором партизанского отряда был «Бич таежный». Он же и командовал созданным отрядом. Мне было 18 лет, и я вступил в этот отряд. Мы, партизаны, проводили нападения на вражеские эшелоны, взрывали мосты, выводили из строя водокачки на станциях. Это задерживало продвижение врага по железной дороге. С первых дней на запад, а в дальнейшем на восток. Жестокая борьба шла с армией Колчака. При освобождении от белочехов Тайшета, погибло много наших товарищей. Немало было врагов против нас. Да и вооружены они намного лучше. Но мы смогли многое сделать. Захватили аптечный склад и несколько артиллерийских орудий. Долго удержать город нам не удалось. Подошли новые вражеские части, бронепоезд. Под постоянным огнем пулеметов и обстрелом артиллерии, нам пришлось отступить. Враги не щадили наших бойцов, попросту убивали. Сжигали дома и целые деревни, расстреливая и грабя население, сочувствующее партизанам. Наконец в декабре 1919 года к нам пришли войска регулярной Красной Армии, 30-я дивизия в авангарде. Наш отряд влился в ее состав. С боем мы взяли Нижнеудинск, Тулун и многие другие города. Довелось поучаствовать во многих боях. В августе 1920 года наша дивизия была направлена на Южный фронт для разгрома частей барона Врангеля. От Полтавы до Крыма мы двигались с боями, освобождая города и села юга от частей белых. Особенно сильные бои шли при взятии Перекопа. Полегло немало бойцов в водах Сиваша. После разгрома Врангеля наша дивизия была направлена на борьбу с батькой Махно. После окончания Гражданской войны, я проходил действительную службу в пограничных войсках. В 1928 году начал службу в органах внутренних дел Усолье-Сибирское. Во время Великой Отечественной войны на фронт не взяли, хотя и писал рапорты. Сказали, что бронь, здесь нужен. Надо сказать, в тылу тоже был фронт. Указом ПВС за доблестный труд в 1941-1945 годах был награжден медалью «За доблестный труд». Труд, действительно, был доблестный. Из транспорта только лошади. Некоторые населенные пункты Усольского района расположены далеко в тайге. В лесах и заимках скрываются дезертиры и уголовники, с которыми постоянно велась трудная работа, связанная с риском для жизни».

Трудное было время. Василий Тимофеевич вспоминал все это с грустью и сожалением. Но коммунист всегда там, куда поставит партия. В то место, где он нужнее всего. Роптать не приходилось. Он выполнил свой долг до конца. Основная должность в милиции - начальник паспортного стола, но с 1938 года по 1939 год он работал в должности начальника усольской милиции.

Юные краеведы – школьники попросили Василия Тимофеевича рассказать о его службе в пограничных войсках. «Моя служба пограничником проходила с 1924 года по 1928 год на границе с Манчжурией. Надо сказать, что там проживало много ушедших в неё белогвардейцев из числа колчаковцев, казаков атамана Семёнова. К Советской власти большинство из них относилось враждебно. Да и японская разведка уже действовала, выискивая наши слабые места и места дислокации советских войск. Основными нашими помощниками были собаки, которых мы сами кормили и обучали. По большей части несли службу с ними. Конечно, были и кони и шашки. Мы также были обучены владеть ими, вначале на самодельном тренажёре, а потом уже верхом на коне.

 Мою собаку звали Амур. Мы с ней подружились и хорошо понимали друг друга. В паре с напарником и Амуром было задержано много нарушителей, которых мы доставляли на заставу. Случались и вооружённые стычки. Чаще всего это были «махровые»   белогвардейцы, которые при их обнаружении не желали добровольно сдаваться. Часто приходилось сопровождать на сопредельную территорию наших разведчиков или обеспечивать их выход в обратную, нашу сторону. Мы-то хорошо знали особенности местности и то, как несут службу наши противники».

 Шаманский Ириней Федорович

Родился 8 апреля 1919 года в селе Нижняя Шаманка Братского района Иркутской области. Вместе с братом Василием. После школы пошёл работать на химкомбинат. Отработав один год, был призван в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Служить направили в пограничные войска. Прошёл обучение в кавалерийской школе и стал служить на границе. Началась Великая Отечественная война и Ириней подаёт рапорт в действующую армию, на фронт. Но высшее командование направило его служить в Таджикистан, на границу. Здесь, в посёлке, встретил свою судьбу на всю жизнь, Кадынцеву Нину Степановну, которая вскоре стала его женой. После присвоения  звания лейтенанта Иринея Фёдоровича назначают на должность заместителя начальника заставы № 2, отдельной, 13 пограничной комендатуры. Он вновь пишет рапорт для отправки на фронт, но снова получает отказ с формулировкой: «Люди с опытом нужны здесь». Организация службы на границе занимает много времени, порой приходится не встречаться с женой по несколько суток, проводя операции по задержанию нарушителей границы. В 1944 году присваивают звание старшего лейтенанта и его назначают начальником заставы. В 1943 году в пограничной семье родилась дочь Светлана, а в 1947 году сын Владимир. В 1948 году Иринея Фёдоровича, вместе с семейством, переводят на новое место службы, в Эстонию. Уехав заранее и определившись на месте, он вызвал к себе семейство. Определили проживать на хутор. Люди оказались хорошими и жена с детьми с ними сдружилась. Ириней Фёдорович занимается установлением законного правопорядка, борется с так называемыми партизанами – националистами зелёными братьями. За непримиримую, тяжёлую борьбу с ними, его награждают боевым орденом Красной Звезды. Затем служба в городе Нымме, Таллине. Руководство  намеревалось отправить пограничника Шаманского на финскую границу. Здесь вмешалась жена, которая и так редко видела мужа. Продолжил службу на острове Саарема, в древнем, рыцарском городе Кингисепп. Дети там и учились, изучая эстонский язык. Его служба продолжалась там до 1963 года. Отслужил 25 лет и вышел в отставку по болезни, случился инфаркт. Воинское звание – майор.

Дочь Светлана училась на третьем курсе Иркутского госуниверситета, когда родители приехали в Сибирь, в родное Усолье-Сибирское, где проживал и его брат Василий. Здесь Ириней Фёдорович устраивается на химкомбинат, инспектором отдела труда и зарплаты. Отработав 24 года, в 1987 году ушёл на заслуженный отдых, оставив о себе, светлую память у родных и у тех людей, с кем его сводила судьба. Как говорят пограничники, ушёл в «вечный дозор» в 1993 году, но по сей день в думах любящих его людей горит яркий свет, оставленный замечательным человеком.

 Ларин Георгий Демьянович

Курсант Московского военного училища Георгий Демьянович Ларин прибыл на практику, на пограничную заставу, располагавшуюся недалеко от Бреста, 20 июня 1941 гола, а 22 июня в 4 часа утра немецкие самолеты нарушили границу. В это же время на заставу двинулись вражеская пехота и танки, артиллерия открыла огонь по заставе. Начался первый бой, а потом атаки следовали одна за другой; 30 атак отбили пограничники. Не смогли немцы взять заставу с ходу, обошли. А застава продолжала сражаться, ведь приказа об отходе не было. Через три дня, когда передовые немецкие воинские части были уже далеко на востоке, был получен приказ оставить заставу. Оставшиеся бойцы в живых, а это 12 солдат с 13 ранеными, которых несли на носилках, двинулись на восток. По дороге встретились с разрозненной группой красноармейцев. Соединились с отступавшим батальоном, раненых уложили на повозки. Здесь к отступающим бойцам присоединился взвод разведчиков. Всего в лесу собралось два полка отступающих красноармейцев и командиров. При отступлении, пользуясь удобным случаем, нападали на немецкие обозы, захватывали повозки с едой. В августе вышли из окружения. По требованию командования пришлось сдать оружие. Продолжали отходить на Восток. Безоружные красноармейцы, снова попали в окружение, вступили в бой. Когда вышли из окружения, в живых осталось 60 человек. В сражении под Волоколамском Георгий Демьянович был ранен. После выздоровления был назначен командиром взвода разведки в дивизию, которой командовал А. П. Белобородов.

Принимал участие в разгроме немецких войск под Москвой, в Курской битве, позднее форсировал Днепр, освобождал Польшу. Тридцать два «языка» захватили разведчики Ларина.

В апреле 1945 года разведчики старшего лейтенанта Ларина получили задание взорвать одну из стен Кенигсберга. Задание было выполнено. От мощного взрыва стена рухнула. Георгий Демьянович был тяжело ранен: видел только один глаз, одна рука не работала. Шесть месяцев был без сознания в госпитале, в Томске. Родные получили похоронку, считали сына погибшим, как и четырёх других сыновей: Герасима, Николая, Василия, Константина.

Но он выжил. За ратные подвиги Георгий Демьянович награжден тремя орденами: Отечественной войны, Красной Звезды, Красного Знамени. Свой воинский долг житель маленького сибирского городка Усолья выполнил с честью.

 Лихов Николай Павлович

Рассказывает Николай Павлович: «Родился 6 ноября 1923 года в селе Рудовка, Рудовского района, Тамбовской области. До войны довелось поработать бухгалтером в РПС (райпотребсоюз). В 1941 году был призван в действующую армию на Дальнем Востоке. Служить направили на границу. Осенью 1942 году в составе 102-й Дальневосточной Краснознаменной дивизии, в 10-ом отдельном саперном батальоне направили на Запад. Костяк дивизии составляли пограничники. К сожалению, дивизия не была укомплектована автотранспортом и даже конским составом. Везли «Зигзагами» и никто сначала не знал, куда направлена часть.

Прошли Курск, стало ясно - направляемся на Центральный фронт». Николай Павлович все прекрасно помнит и многое. Что смог рассказать о том времени: «15 февраля 1943 году дивизия была выгружена на станции Елец, дальше движения уже не было. Лишь штабной вагон протянули вперед до разъезда «Прибрежный». Дальше своим ходом. Получили на человека по килограммовой банке тушенки и десятку сухарей на весь путь следования до линии фронта. Шли пешком, большей частью по ночам, и растянувшись на много километров. Семнадцать дней продолжался этот изнурительный марш. Население, недавно освобожденное от немецкой оккупации, не могло оказать существенной помощи. Ели что попало. Конина считалась деликатесом, поели всех худых кляч-лошадей. У разрушенных хат бойцы усиленно искали ямы со спрятанной рожью или пшеницей, иногда и находили. Тем и питались, тяжело вспоминать. Все буквально тащили на себе. Минометчики несли 82 мм минометы на плечах. Полковые 45 мм пушки волочила в лучшем случае лошадь и, конечно же, весь орудийный расчет. На марше было потеряно более 300 человек, умерших от голода, холода. Многие оказались в других частях. Последняя остановка - село Проянова, юго-восточнее города Дмитровск-Орловский. Надо сказать, что к тому времени немцы были подготовлены к обороне. Без всякой артподготовки, вся дивизия, с ходу, пошла в наступление. Потери были ужасные, а оборона немцев не прорвана. У меня, да и у многих бойцов болели животы. Иногда «кукурузник» сбросит мешок сухого хлеба и все. Не было соли, табака. Курили сухой лист, что находили в лесу. Мы стояли у деревни Мураская, которая вся сгорела. По ночам ходили туда и в погребах находили картошку. Это для нас было лакомством и спасением от жуткого голода. К лету стало легче, стали кормить. Начал поступать в части «Второй фронт», американские консервы.

Река Десна. Дан приказ ее заминировать. Мы со старшиной Холеколовым направились его выполнять. Угодили в туалетную яму, едва в реке отмылись. Но приказ выполнили. Ставили противопехотные и противотанковые мины, постоянно. Погиб на мине мой помощник, когда я отправился в овраг за очередной партией мин. Было больно и обидно. Не одну тысячу мин мы установили, готовясь к встрече немцев. Командиры уже знали о готовящемся наступлении и приняли все усилия, готовя оборону. Дождались наступления. В небе много наших ИЛ-2 бьет артиллерия через наши головы. Пошли танки. Тяжело приходилось, но выдержали мы. Много друзей и товарищей полегло. Ранен был на реке Сош, где была переправа. С мостиков упала 45 мм пушка и ушла под воду. Нас направили ее вытаскивать, заодно и восстановить разбомбленный мост. Здесь снова обстрел, а мы уже в воде. Чувствую, как затекла нога. Меня затащили на мостик, и я был отправлен в медсанбат.

Был награжден медалью «За отвагу», прямо на передовой.

Под Кёнисбергом работали ночью на подходах к городу, строя переправу. Немцы по нам открыли огонь. Друга разрывной пулей убило, а меня ранило. Уже из воды вытащили, еле живого. Но быстро отошел. Было это уже в 1944 году. Генерал-майор Погребняк, командир нашей 102-й дивизии лично наградил орденом «Славы» III степени. В феврале 1945 года был тяжело ранен в бок и на этом война для него закончилась. После войны окончил Иркутский сельскохозяйственный институт и выучился на агронома. Работал во многих хозяйствах. Жена Степанида Васильевна, с которой вырастили шестерых детей. В городе Усолье-Сибирское - 5 лет.

Большую часть жизни прожили в Куйтунском районе, в селах Уян, Багома, Харик».

 Ульянов Семен Степанович

Родился 30 октября 1918 года к Смоленской области в деревне Дебрецы. В семье было шестеро детей, и родители много работали в колхозе, чтобы прокормить своих детей.

Семен окончил семь классов и уехал в город Смоленск, где поступил в финансово-экономический техникум. В октябре 1939 года Семен был призван в армию, его направляют в Измаильский пограничный отряд, располагавшийся на границе с Румынией.

В то время Румыния была союзницей фашистской Германии и вместе с ней её дивизии так же готовились к нападению на нашу страну. В южном направлении Советско – Германского фронта, в плане «Барбаросс», им отводилось своё определённое место, и были поставлены задачи по военным действиям.

По воспоминаниям Семёна Степановича: «После окончания техникума, подошла и моё время нести службу в РККА. Направили служить на границу с Румынией. На заставе быстро освоился. К труду я приучен с детства. Так как техникум считался высоким уровнем образования, на то время, мне присвоили звание старшины, а через полгода представили к младшему лейтенанту и я стал заместителем начальника нашей заставы. Нас было не так много, двадцать пять человек. Время было тревожное, все говорили о предстоящей войне. Мы верили и не верили. Но пограничники люди военные и не забывали о своём главном деле. А потом главное, это как-то успеть достроить и укрепить нашу небольшую заставу, если вдруг будет внезапное нападение. И мы старались это сделать, не считаясь со временем и трудностями. Весной 1941 года, к лету, успели сделать многое. У нас была и баня и место, где можно заниматься физической подготовкой. Но самое главное, мы отрыли окопы и траншеи вокруг заставы. И самое важное огневые точки на берегу реки Прут, где проходила граница, и откуда можно было наблюдать за действиями противника. Конечно, вдоль реки Прут, заставы были крепче и крупнее. В иных местах и того хуже. Начальство из округа наезжало часто, проверяло нас и наши укрепления. Надо сказать, что эти командиры нас торопили и спрашивали за дело строго. Посоветовали они нам на двух ближайших вершинах гор установить наблюдательные пункты и пулемётные гнёзда. Мы всё так и сделали. К началу войны были уже почти готовы. Но всё равно она началась неожиданно для всех нас. Под бомбёжку самолётов не попали, обошлось. Но вот уже днём 22 июня по нам открыли огонь артиллерия и миномёты. Наши координаты хорошо известны румынским наблюдателям. Но мы были готовы ко всякому. За считанные секунды заняли оборону, рассредоточились по своим огневым рубежам и переждали обстрел. Всё непривычно для нас, мало кто был под таким огнём. Бойцы – пограничники, в основном, молодые ребята, не участвовали в боях, но выучки отменной. Нам ещё повезло, что мы оказались не в центре событий, но оставлять в своём тылу боевую единицу враг не собирался. После того, как наша застава была разнесена и, как посчитали фашисты, защитники уничтожены, они направились к нам. И хотя мы перекрывали реку от врага, удар их пехоты пришёлся с фланга частями, которые повели наступление по склонам Карпат, по берегу реки. Места лесистые, но были и плешины. В одной из них и была наша застава. Первое наступление фашисты начали после обеда. К тому времени канонада стихла, и оставшиеся пограничники стряхивали с себя землю, чистили оружие, готовясь к боевым действиям. Ни танков, ни бронемашин не было. Пошла пехота. В бинокль я вижу, словно они рядом. Но пока они в лесу, огонь вести почти бесполезно. Только Солнце бросает свои блики от штыков винтовок, от которых по телу пробегает дрожь. Начальник заставы подаёт команду: «Приготовиться!». У меня штатный «ТТ», который я, как и все, приготовил к бою. Ящики с патронами и гранатами, оставшиеся целыми, растащили по окопам. Наконец их нестройная цепь вывалилась из леса и быстрым шагом направилась в нашу сторону, намереваясь сходу пройтись по нашим позициям. Команда «Огонь!» утонула в треске выстрелов. Кто упал срезанный пулей, кто от страха их свиста. Цепь залегла и стала огрызаться огнём. После выполнения приказа: «Гранаты к бою!» и одновременного броска в сторону противника, мы пошли в контратаку. Часть убегающих врагов мы догнали, но многие успели убежать и скрыться. Снова обстрел из пулемётов и снова атака. Так продолжалось и на следующий день. Связи с отрядом не было, соответственно, обстановкой мы не владели. Когда нас осталось пятеро, а подмога так и не подошла, мы стали отходить в сторону расположения штаба пограничного отряда».

В июле 1941 года молодой лейтенант был зачислен в 257-ю стрелковую дивизию. В составе этой дивизии Семен принимал участие в боях на Северо-Западном фронте: освобождение Смоленска, Белоруссии, города Великие Луки. Семен становится командиром взвода. 9-я гвардейская стрелковая дивизия с боями шла на Запад, оставляя за собой отвоеванную землю. Добрались до Кёнигсберга, форсировали реку Нейсе, блокировав форты крепости. Было взято 92 тысячи пленных, 3,5 тысячи орудий, 130 самолетов.

Здесь встретил победу. Но в июне 1945 года дивизию перебрасывают на Дальний Восток. Принимал участие в войне с Японией. Форсировали Хинган, дошли до Порт-Артура. В 1958 году дивизия была расформирована, и Семен Степанович селится в городе Усолье-Сибирское. Награждён тремя орденами Красной Звезды.

 Фокин Петр Петрович

1919 года рождения. Вступил в комсомол в Усольском горкоме ВЛКСМ в 1936 году. Его комсомольский билет хранился в музее «Боевой и трудовой славы». В 1941 году был призван в Красную Армию. Служил на границе, на Дальнем Востоке в те годы, когда Япония в любой момент могла напасть на нашу Родину. Пограничники на Дальнем Востоке охраняли наши рубежи. В 1945 году Петр Петрович был отправлен на фронт, но война на Западе подходила к концу, и его воинскую часть снова вернули на восток, где начиналась война с Японией. Вот что рассказал Пётр Петрович, когда вспоминал свою службу и, что особенно запомнилось его коллегам – ветеранам: «На Забайкальском фронте было создано более тридцати розыскных групп по линии СМЕРШ. В 1944 году в одну из них был включён и я. Дело в том, что в ближайшее окружение атамана Г. Семёнова был внедрён наш сотрудник и от него мы получили ценную информацию. 25 лет этот кадровый атаман возглавлял недобитых белых казаков и эмигрантов в Маньчжурии. Он готовил вторжение созданными им частями на территорию СССР. У него было звание генерал – лейтенант и он покланялся японскому императору Ямато. Задержать его удалось только тогда, когда практически боевые действия по разгрому Квантунской армии были завершены, 26 августа 1945 года. Вместе с ним задержали почти всех организаторов и участников белоэмигрантского движения. Военная коллегия Верховного Суда СССР вынесла вердикт, и 30 августа 1946 года Г. Семёнов был казнён. Конечно, приходилось заниматься другими не менее важными делами, но это запомнилось надолго. Я часто рассказываю об этом своим детям и школьникам. Пускай хорошо знают свою историю.

После войны Петр Петрович много лет работал на Усольском сользаводе. Был председателем профкома. Под его руководством на Красном острове был построен пионерский лагерь, в котором много лет отдыхали учащиеся школ.

Награждён медалями «За Победу над Японией», орденом Отечественной войны 2 – й степени и другими медалями.

Фокин Пётр Петрович – человек большой души, трудолюбивый, скромный, честный, принципиальный. Ветеран комбината «Сибсоль».

 Карпов Прокопий Миронович

Родился в 1911 году в селе Большая Елань Усольского района в семье крестьянина. Отец его, Карпов Мирон Степанович, принимал активное участие в гражданской войне в отряде Каландаришвили, был председателем сельского Совета, вместе с другими крестьянами в 1929 году организовал коммуну «Красный Путиловец». В том же 1929 году Прокопий Миронович вступил в комсомол. После окончания годичных курсов зоотехников с 1931 по 1933 год работал в Усольском райсельхозсоюзе техником-животноводом. С 1933 по 1937 год служил в пограничных войсках НКВД в 52-м ордена Ленина Московском пограничном отряде на острове Сахалин.

После демобилизации из Вооружённых Сил по направлению райкома комсомола работал заместителем директора и директором пункта «Заготзерно». В 1939 году был избран председателем исполнительного комитета Усольского городского Совета депутатов трудящихся.

В эти годы в Усолье шла реконструкция старейших предприятий: сользавода, ФСК «Байкал», хром завода, развивались предприятия местной промышленности, вступил в строй новый завод № 97, строились новые школы, больницы, Дома культуры. 25 апреля 1940 года Усолью был присвоен статус города областного подчинения.

Нагрянувшая на нашу землю война круто изменила жизнь усольчан. Городской Совет депутатов трудящихся под руководством Прокопия Мироновича Карпова проделал огромную работу по перестройке всей жизни города с учетом военного времени. Все предприятия начали выпускать продукцию для Красной Армии. Вступили в строй завод жидкого топлива, махорочная и швейная фабрики, хлорное производство завода № 97, курорт «Усолье» превратился в военный госпиталь. Только за первый год войны из прифронтовых районов в Усолье прибыло 700 семей, которые были размещены по домам усольчан.

В первые же дни войны Карпов проводил в армию своих товарищей по работе, добровольно ушедших на фронт: П. И. Кирьянова, Г. М. Домрачева, М.Г. Агеева, В.Г. Бархатова, Я.М. Замятина, М.В. Бояркина, Г.Г. Смарыгина, К.Л. Татарникова, Ф.Г. Носова и многих других, а в ноябре 1942 года сам подал заявление с просьбой направить его в Красную Армию. После окончания учебы служил в артиллерийско-танковом полку в должности командира взвода, а затем командира отдельной роты артиллерийско-зенитных бронемашин 208-й бригады в 1944 году прибыл на фронт. Воевал на 2-ом Украинском фронте в составе 6-й гвардейской танковой армии. Принимал участие в боях на территории Румынии, Югославии, Венгрии, Австрии, Чехословакии, участвовал в кровопролитных тяжелых боях в Будапеште, в районе озера Балатон, на подступах к Вене и в самой Вене.

Парторг подразделения П.М. Карпов постоянно заботился о солдатах и офицерах, в боевых действиях был для них примером выполнения воинского долга. За проявленные мужество и отвагу он награжден орденами Отечественной войны 1 и 2 степени, Красной Звезды и многими боевыми медалями. Ему было объявлено 11 благодарностей Верховного Главнокомандующего.

После войны Прокопий Миронович тринадцать лет возглавлял исполнительный комитет Усольского городского Совета народных депутатов, девять лет был заместителем председателя Усольского горисполкома.

В связи с 300-летием Усолья за заслуги перед городом и Отечеством в 1969 году Прокопию Мироновичу Карпову было присвоено звание «Почетный гражданин города Усолье-Сибирское». 21 июля 2011 года установлена мемориальная доска на фасаде дома по адресу Орджоникидзе, 36, где жил Прокопий Миронович Карпов, первый почётный гражданин города Усолье-Сибирское.

 Петров Сергей Иосипович

Родился 13  января 1924 года в селе Дальний Луг, Братского района, Иркутской области. В 1935 году окончил начальную школу, а затем осваивал специальность слесаря на местной МТС. По достижении 18-летия призван на службу. 3 августа 1942 года направлен в 82 полк НКВД, в качестве стрелка. Полк базировался на Советско-Финской границе. На Ленинградском и Карельском фронтах стояло относительное затишье. Финские войска стояли в 32 километрах от Ленинграда. Командование Финской армии усиленно строило эшелонированную оборону на захваченных Советских территориях, вплотную от Карельского перешейка и далее. Мощная оборона строилась и в Южной Карелии. Особенно прочно закреплялись финны  по северному берегу Онежского озера. Обороной руководил лично К. Маннергейм. Вот в такой период времени, противостояния и подготовки к новым боевым действиям с обеих сторон, Сергей оказался на линии разделения Советских и Финских войск. Это и была временная граница, с которой в корне не было согласно Советское Правительство. Ему ещё не исполнилось 18 полных лет и он, найдя возможность приписать к своему возрасту несколько месяцев, ушёл добровольцем. Время было такое. На эти вещи, на призывных пунктах, порой закрывали глаза. Над Родиной нависла опасность, и каждый боец был необходим фронту, чтобы сражаться с врагами. Вот и рассказывал ветеран о своей службе родственникам, чья память сохранила эти строки: «По прибытию на Карельский фронт, в часть, переодели в военное обмундирование. Погонов ещё не было, и знаки отличия крепились на воротнике шинели и гимнастёрке. Меня поставили изучать ручной пулемёт системы Дегтярева, и я быстро освоил его конструкцию и практическое применение. Результаты учебной стрельбы были не плохие, и я в скорости стал первым номером. Мне придали второго бойца, который носил в коробке запасные диски. Не плохие результаты стрельбы по мишеням были у меня и из винтовки. Всё бы ничего, служить можно, если бы не голод. Кормили нас отвратительно плохо, отговариваясь тем, что продукты нужнее на Советско-Германском фронте. Спасало то, что вокруг было много диких оленей. Места болотистые, мха для корма им предостаточно. Мы не упускали случая поохотиться. Двойная польза, и мясо есть, и навыки в стрельбе отрабатывались. Правда, беда – нет соли. Приходилось кушать пресное мясо. Ничего, привыкли и к этому. Но чаще приходилось охотиться не на оленей, а делать засады и перехватывать диверсионные группы, пытающиеся перейти границу и углубиться на нашу территорию. Вот тогда-то и был очень нужен наш пулемёт. Из него я уложил с десяток финских фашистов. Мне же везло, я даже не был ранен. Доставал нас и мороз. Но я был сибиряком и к нему был привычен, переносил без лишних тягот. Многие ребята, как говорится, промерзали до костей. Большой урон, особенно офицерскому составу, наносили финские снайперы или, как их называли, «кукушки». С высоких деревьев, а они здесь были действительно огромны, укрывшись в густых ветвях, высматривали и стреляли, оставаясь самими не приметными. Время службы шло, и вот наступил 1944 год. Ставка Верховного Главнокомандования  усиливала наши войска, готовясь к наступлению. Было сосредоточено 41 дивизия и 5 бригад. Первого мая поступила директива о подготовке войск к наступлению. Армейские части учились наступательным действиям, командование готовило планы. В тылу были сооружены, по типу финских, оборонительные полосы с заграждениями и ДОТами. Части поочерёдно отводились от линии фронта и практиковались их штурмовать. Нам, как уже опытным бойцам, кроме охранных функций, пришлось самим проникать в тылы финнов, чтобы взять пленного или, как говорится, языка. Нашу группу возглавлял  старшина, Надо отметить, что проникнуть на их территорию не составляло для нас труда. Мы дважды ходили в тыл и оба раза удачно. Захваченные пленные дали нужные сведения. Ранним утром 21 июня началось наше наступление. Гул орудий продолжался более двух часов. Пошли вперёд и мы на прорыв первой полосы обороны противника. Особо отчаянно оборонялись финны из многочисленных ДОТов, имеющих толщину до двух метров бетона. Тут мы не лезли на них, на пролом, подтягивались крупнокалиберные 203 – миллиметровые орудия и эти грозные сооружения уничтожались вместе с гарнизоном.  Через два дня мы подошли уже ко второй линии обороны. Туда уже много было стянуто артиллерии. С воздуха наши самолёты также крупными бомбами разбивали бетонированные сооружения. Мелкие снаряды и бомбы их не брали, не могли разрушить, отскакивали, словно мячик о стену. Карельским фронтом командовал генерал-лейтенант К. Мерецков. Мы все об этом знали и верили в его военный талант. Надо сказать, что подготовка частей нашего Карельского фронта к наступлению закончилась в те дни, когда войска Ленинградского фронта завершили разгром финнов на Карельском перешейке, освободив Выборг. Я и мой второй номер были включены в группу из 12 человек для занятия рубежа на правом берегу реки Свирь. Мы скрытно, ночью перебрались в указанное место и заняли оборону. Следующий день был для нас кошмарный, финны пытались контратаковать, но мы обеспечивали форсирование реки частями 7-ой армии, и к нам быстро подошла помощь. Мне повезло, я и там уцелел, а много молодых ребят погибло. В июле 1944 года мы вышли к Финской границе, а в августе фронт стабилизировался. Ставка приказала перейти к обороне. На этом моя служба в боевой части была окончена. Меня перевели в 100-й полк в/ч 2200 заведующим столовой в звании сержанта. С августа 1944 года, до увольнения в запас 28 января 1950 года я прослужил в этой должности. После прибытия на родную землю женился на Татьяне Петровне и перебрался в город Усолье-Сибирское. В семье родилось трое сыновей - в 1953, 1955 и 1962 годах. Работал на заводе горного оборудования «Усольмаш» по прежней специальности – слесарь, а после окончания курсов механизаторов трудился трактористом. За свою многолетнюю службу и трудовую деятельность много раз был награждён:

1.            Орденом Отечественной войны II степени.

2.            Медалью Г.К. Жукова.

3.            Знаком «Ветеран Карельского фронта 1941-1945 гг.».

4.            Медалью «За Победу над Германией».

5.            Медалью «За оборону Советского Заполярья».

6.            Знаком «Фронтовик 1941-1945 гг.»

7.            Медалью «За доблестный труд», в честь 100 – летия В.И. Ленина.

8.            Победитель социалистического соревнования 1976, 1978 и 1979 годов.

9.            Множеством юбилейных медалей, грамот и подарками».

Привыкший к трудностям на фронте, «воин-пограничник» был отличным тружеником, хорошим семьянином, пройдя замечательный жизненный путь.

 Дидикин Алексей Владимирович

Родился в 1921 году в селе Хреновое, Хреновского района Воронежской области. Можно предположить, что Алексей Дидикин, как и вся молодёжь, озарённая светлым будущим, стремился сделать свой вклад в строительство коммунизма. Выбор его пал на город Усолье-Сибирское. Трудовая деятельность молодого рабочего закончилась перед Великой Отечественной войной, в связи с призывом по мобилизации в ряды РККА Усолье-Сибирским военным комиссариатом 6 июня 1941 года. Служить направили  в Пограничные войска, на небольшую полуобустроенную четвёртую заставу 98-го Любомльского пограничного отряда. Отряду было поручено охранять участок государственной границы протяженностью 119 километров от пограничного знака № 294 (село Ольшанка) до пограничного знака № 421 (село Зошево). Застава располагалась немного севернее Брестской крепости на реке Буг. Начинал службу с рядового пограничника, осваивая на месте боевое мастерство и укрепляя заставу. Предчувствие войны торопило командование заниматься вопросами строительства и укрепления границы по новой линии. Что-то смогли, что-то не успели, не хватило времени. Не успел пройти серьёзной подготовки Алексей, началась война. Но навыки стрелка получил. Хорошо стрелял из пулемёта «Максим» и вскоре поставили пулемётчиком, первым номером. С ним и встречал фашистов пограничник Дидикин в первый день войны. Станковый пулемёт один на всю заставу. Ночные наряды «Секреты» по берегу реки, которых было два, немцы уничтожили за короткое время. Но наряды сделали своё дело. Пограничники, услышав стрельбу и звук разрыва гранат, успели изготовиться к ведению боевых действий, заняв позиции в соответствии боевого расчёта. В предутренней серой мгле были хорошо видны фигуры идущих на позиции фашистов, рассчитывающих, как стало известно позднее, за полчаса уничтожить пограничные заставы. Личный состав заставы разбит на четыре отделения. Более сорока стволов встретили вероломного врага, когда те подошли на расстояние ружейного выстрела. Как учили командиры – залповым огнём трёхлинеек. После второго залпа каждый боец продолжил стрельбу на своё усмотрение, в зависимости от складывающейся перед ним обстановки. Алексей провёл дышащим огнём стволом пулемёта по всему фронту наступления цепи немцев на заставу. Длинная очередь помогла положить цепь наступающего противника на землю, сорвав стремительность атаки. Однако небольшой группе противника удалось захватить здание заставы. Смелой и решительной контратакой и мощным ружейно-пулеметным огнем противник был отброшен на исходное положение. В ходе боя отличился снайпер Н. Орлов, который не только уничтожил до 60 гитлеровцев, но и умелыми действиями спас жизнь начальника заставы лейтенанта Волоха. Немцы начинают отстреливаться, подбираясь всё ближе и ближе к окопам обороны заставы. «Подготовить гранаты», -  раздалась команда начальника заставы, лейтенанта Волоха. Лёжа, немцы также начали швырять свои гранаты. Но они не долетали и взрывались около бруствера окопа. Пограничникам бросать свои гранаты удобнее. Они летят дальше, разрываясь среди атакующих фашистов. Не выдержав, а прежде всего, не ожидая такого отпора, немцы начали разворачиваться и отползать в обратную сторону. Многие из них вскакивали и бежали что есть сил в свой тыл. Атака вновь повторилась, когда совсем рассвело. Завыли пролетающие мины и стали хаотично рваться на позициях пограничников. Алексей со вторым номером затаскивают пулемёт в окоп и накрывают его куском брезента. На укрывшихся пограничников летят комья земли, песка. Основные части немцев ушли вперёд, оставив для расправы с пограничниками миномётную батарею и строевую роту пехоты. Весь день прошёл в постоянных, упорных атаках, которые для немцев оканчивались не удачными. Вокруг заставы, а окопы и огневые точки были открыты по всей линии её обороны, лежали десятки трупов фашистов. Пулемёт Алексея Дидикина кочевал с одной точки на другую, расстреливая немцев почти непрерывным огнём. Понесли потери и пограничники. Половина личного состава погибла. Большей частью от губительного миномётного обстрела. Вой летящих мин становился для людей ненавистным, но уже привычным. Порой даже не прятались в окопах, заслышав такое жуткое гудение. От заставы к вечеру остались только дымящиеся обломки. С наступлением темноты немцы успокоились, прекратив атаки и миномётный обстрел. Все бойцы-пограничники понимали, что им долго не продержаться на рубеже заставы. Но приказа на отступление из штаба пограничного отряда не поступало. Алексей со вторым номером пулемётного расчёта набивают пустые ленты патронами и укладывают в коробки, которые были уже пустые.  Начальник заставы лейтенант Волох и политрук Кокорин проявили все свои боевые качества, а подчинённые им пограничники были готовы без раздумий сражаться до конца и если умереть, то достойно, утянув за собой жизни как можно большего количества ненавистных врагов. Все они поняли, что это не провокация, это война. Алексей Дидикин получил приказ о готовности к выдвижению в сторону противника с наступлением сумерек, с целью уничтожения миномётной батареи. Сформированная группа из пулемётного расчёта и ещё пятеро пограничников, вооружившихся приличным количеством ручных гранат, под командованием политрука, выдвинулась по направлению к фашистской батарее. Политрук ещё днём произвёл необходимые тактические расчёты и потому быстро вывел группу в необходимое место. «Окапывайтесь здесь», - приказал политрук пулемётчикам, -  «Когда начнём, поддержите нас огнём». И ушли вперёд, ближе к батарее. Летняя ночь коротка и ранний рассвет застал бойцов в боевой готовности. Батарея противника расположилась в небольшой лощине, и как только стало светать, она оказалась как на ладони. В её расположении загремели взрывы. Это пограничники забросали важный объект гранатами. Алексей прикинул примерное расстояние – метров триста. Установив планку прицела, открывает огонь по мечущимся фигурам. Стреляет, не останавливаясь, пока не окончилась лента. Перезаряжать нет смысла, в секторе обстрела больше нет суетящихся фашистов, все на земле без признаков жизни. Материальная часть с боезапасом и личный состав, обслуживающий миномётную батарею полностью уничтожен. Без потерь группа вернулась обратно в расположение заставы. Как ни странно, самонадеянные фашисты, уже без обработки позиций минами, пошли в атаку. Командир всё рассчитал и поставил пулемёт  таким образом, что можно было вести фланговый огонь, пускай даже с отдалённой дистанции. Всё вновь повторилось, как и в прошлый день. В приблизившихся немцев полетели гранаты, и Алексей открыл губительный для фашистов огонь. Но вот лента кончилась и пулемёт замолчал. И тут пограничник Дидикин видит, как из окопов выскакивают пограничники с примкнутыми штыками и идут в контратаку. В жестокой схватке остатки роты фашистов были уничтожены. В разрушенной траншее собрались остатки личного состава заставы, не более десяти человек. Некоторые ранены, перебинтованы. Командиры живы и это вселяет уверенность. Они проявили настоящее боевое мастерство. Связь к этому времени отсутствовала. Застава выполнила свои функции и под натиском врага, было принято решение о перемещении оставшихся бойцов в сторону отряда. Алексею Владимировичу повезло. После долгого отступления он и его товарищи влились в регулярную воинскую часть, где он продолжил воевать. С 27 июня по 4 июля 1941 года подразделения 98-го пограничного отряда выполняли задачи по охране тыла 15-го стрелкового корпуса. 3 июля 1941 года пограничники отряда (около 1000 чел.) прибыли в Олеск Житомирской области. 4 июля отряд был включен в состав сводного отряда по охране тыла 5-й армии. В состав отряда вошли 90-й, 98-й пограничные отряды и 56-й полк 4-й дивизии внутренних войск НКВД. Командиром отряда и уполномоченным по охране тыла армии был назначен подполковник Г. Г. Сурженко. 7 июля 1944 отряд был передислоцирован в город Овруч. 16 октября 1941 в городе Змиев Харьковской области началось переформирование 98-го мотострелкового полка НКВД в 98-й пограничный полк войск НКВД. После переформирования 98-й пограничный полк войск НКВД вошел в состав войск по охране фронта Юго-Западного фронта. С августа 1942 года по февраль 1943 года входил в состав войск по охране тыла Сталинградского и Донского фронтов. В ходе битвы за Сталинград действовал в составе 21-й армии. Пограничники охраняли тылы и коммуникации армии, проводили зачистку от немецкой агентуры и уничтожали небольшие группы противника. Летом 1942 года Алексея Дидикина после ранения направляют на Западный фронт, и он познал горечь летнего отступления в излучине Дона, когда немцы шли на Сталинград. 12 июля 1942 года был ожесточённый бой. А после боя Алексей Владимирович Дидикин был внесён в список безвозвратных потерь, с указанием «пропал без вести». Вероятнее всего он погиб, так как его боевой путь с таким большим промежутком времени других вариантов его судьбы не представляется возможным.

Память о подвигах воинов в зеленых фуражках в годы войны будет жить вечно в мемориалах, памятниках, книгах, кинофильмах, а главное - в сердцах благодарных потомков.

 

"В Сибири не было войны,

Но бесконечны павших списки.

В Сибири не было войны,

Но в каждом парке обелиски.

 

Сибирь, кормившая страну,

Ждала нас, мучась и печалясь.

Из ста, ушедших на войну,

Всего лишь трое возвращались.

 

В Сибири не было войны,

Но ширилась Сибирь полками,

И лучших воинов страны,

С тех пор зовут сибиряками".                   Краснов Иван Георгиевич (поэт)  

 Пузин Иван Егорович

Родился 3 сентября 1926 года в селе Голицыно Юрловского района Тамбовской области. Призван в ряды Советской Армии в феврале 1944 года. Получил направление, на Восточный фронт во 2-ю отдельную пулеметно-артиллерийскую бригаду 36-й армии. В августе-сентябре 1945 года принимал участие в боевых действиях с милитаристской Японией. За успехи в боях его полк стал называться Мукдэнским. После окончания войны был направлен в авиационное училище, где обучался на радиста, изучая азбуку Морзе. Началась «холодная война» и для советского командования стали необходимы военные сведения о потенциальном противнике. Иван Егорович обучается на разведчика воздушных войск. Он радист, стрелок и, конечно, внимательный наблюдатель, и специалист по фотосъёмкам. Летали на фронтовом бомбардировщике системы Петлякова «ПЕ-2» или как его просто и ласково называли - «пешка». Так было до 1951 года, когда Иван Егорович с экипажем вылетел на очередную разведывательную операцию на IIE-2. Пролетая вдоль границы, экипаж почувствовал, что теряет управление от неизвестного повреждения. Немного не дотянув до города Читы, самолёт потерпел крушение почти рядом с аэродромом. По счастливой случайности он остался жив. И он, по его словам, живёт теперь и за тех, погибших молодых ребят, кто находился в экипаже. После излечения от ран, полученных при крушении, Иван Егорович демобилизуется из рядов Советской Армии в 1951 году. Его тепло проводили. Был секретарём комсомольской организации эскадрильи и душой всех дел в подразделении.

Награждён медалями: «За победу над Японией», «За победу над Германией». Прибыл в село Тыреть и стал инструктором райкома комсомола. В 1955 году направлен на учёбу в высшую партийную школу. В ряды КПСС он вступил ещё в 1945 году, перед боем. Там встретил Валентину - свою супругу. По окончании школы их обоих направили в Чунский район, где они заведовали отделами в райкоме партии. В 1962 году семья переехала в Усолье-Сибирское. Родилось двое детей - сын и дочка. Валентина Дмитриевна пошла работать в школу, Иван Егорович - на завод ЖБИ. В 1953 году он становится директором махорочной фабрики «Табачки» - как её тогда называли. Затем, после закрытия фабрики, назначили директором школы № 5. С 1974 года по 1990 год - до пенсии трудился в горкоме КПСС в должности заместителя начальника орг. отдела.

В 2017 году Иван Егорович скончался, передав молодому поколению то, что знал. Он часто встречался с молодёжью. Активно работал в городском Совете ветеранов.

 Калмыков Павел Ильич

27 апреля 2017 года, накануне Дня Победы Советского народа над фашистской Германией, при содействии председателей ветеранских организаций МВД Николая Коваленко, Владимира Белоусова и Владимира Ермакова ветераны МВД, проходившие срочную службу в пограничных войсках Виктор Веревкин и Владимир Сманцер посетили участника Второй Мировой войны пограничника Калмыкова Павла Ильича, работавшего в системе МВД. Почётный возраст уважаемого Павла Ильича немного сказался на способностях вспомнить всю историю прожитой жизни, поэтому гости слушали внимательно его любимую жену Аграфену Иннокентьевну, 1923 года рождения и дочь Людмилу, являющихся свидетелями всей его биографии.

    Родился Павел Калмыков 15 мая 1917 года в селе Малое Уро Баргузинского района Бурятии. У его родителей - отца Калмыкова Ильи Григорьевича и матери Анисьи Михайловны было 9 детей. Отец занимался животноводством, мать домашним хозяйством.             Павел рано начал трудиться, в колхозе пахал, боронил, косил траву, работал на сеноуборочных машинах. В 1938 году был призван на службу в пограничные войска. Окончил полковую школу, получил звание старшего сержанта и был направлен старшиной на пограничную заставу Клерка на Дальнем Востоке, а затем  на заставу Славянка в ста километрах от города Владивосток, где был также назначен старшиной заставы. Заставу обслуживало 25 военнослужащих во главе с начальником - старшим лейтенантом Сошко Николаем Ивановичем и старшиной Калмыковым, остальные рядовые пограничники. Жили пограничники в казарме. Это деревянный одноэтажный дом барачного типа. Спали на односпальных железных кроватях со всеми спальными принадлежностями - матрацами, подушками, байковыми одеялами, простынями. Питались пограничники хорошо. Первые и вторые блюда содержали достаточное количество мяса. По словам Павла Ильича, в окрестностях заставы бродило немало диких коз, кабанов и других животных. В зимнее время туши этих убитых зверей постоянно висели на продовольственном складе заставы. Пограничники жили дружной семьей, по принципу: один за всех, все за одного. Японские военнослужащие до войны в  августе 1945 года переходили границу, обстреливали наши пограничные  наряды. Вдоль границы наши пограничники натягивали шпагат, на определенных дистанциях ставились хлопушки. Когда человек или животное задевал шпагат, к небу взлетала осветительная ракета. Пограничники устанавливали нарушителя - человека или дикого животного. Война с Японией началась 9 августа 1945 года. По воспоминаниям Павла Ильича, пограничники начали действовать против японцев на сутки раньше. Восьмого августа они атаковали японские полицейские посты (так назывались их заставы) и уничтожили вражеских пограничников. Каждая советская застава действовала против одного полицейского поста. Пограничники заставы Павла Ильича бесшумно подползли к казарме японского поста и бросили в окно несколько гранат. В живых остался только начальник с женой. Он был взят в плен. С 9 августа регулярные части Красной Армии стали быстро продвигаться вглубь Маньчжурии, а пограничники, выполнив ряд боевых операций, вернулись на свой охраняемый участок Государственной границы.

    В июне 1946 года Павел Ильич Калмыков демобилизовался, поехал в свой родной Баргузинский район. По дороге в свое село Малое Уро познакомился с девушкой Аграфеной Засухиной, влюбился в неё с первого взгляда. И Аграфене Засухиной он не был безразличным. Эта любовь двух сердец была взаимной и, как оказалось, прочной и навсегда. Вот уже семьдесят первый год живет в любви эта замечательная супружеская пара. У них позади золотая, бриллиантовая и железная свадьбы. Павел Ильич и Аграфена Иннокентьевна за свою долгую совместную жизнь с полуслова понимают друг друга. Они живут в двухкомнатной квартире, как два голубя.

     Тридцать четыре года Павел Ильич работал вольнонаёмным заместителем начальника колонии для осуждённых в системе Министерства внутренних дел в городе Улан-Удэ по снабжению и сбыту продукции. Заключенные в мастерских колонии делали различную мебель, а Павел Ильич организовывал её реализацию. Также с заключенными, имеющими разрешение на выход из зоны колонии, он заготавливал сельскохозяйственные продукты. Среди всех его окружающих людей он пользовался авторитетов и являлся ещё организатором праздничных мероприятий. Аграфена Иннокентьевна работала сначала секретарем политотдела МВД, а затем в паспортном отделе этой же организации. Они оба члены коммунистической партии Советского Союза и, соответственно, вели общественную работу среди населения, в общем, и в частности со школьниками. А когда приходили домой, то дружно решали все семейные вопросы. Павел Ильич имеет как боевые, так и трудовые награды. Он награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями: «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-  1945 гг.», «За победу над Японией», Жукова, «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», «Ветеран труда», знаками «Ударник 9-й пятилетки», «Победитель социалистического соревнования 1979 года», а также награждён благодарностью Маршала Советского Союза Мерецкова за отличные боевые действия в войне с Японией в августе 1945 года, почетным знаком «Фронтовик». В трудовой книжке ветерана, в разделе «Поощрения», 20 записей. Кроме перечисленных медалей, у него, как у всех ветеранов, юбилейные. С 1992 года счастливая семья проживает в городе Иркутске. У Павла Ильича и Аграфены Иннокентьевны внук Виктор Валерьевич, по специальности хирург, внучка Екатерина Сергеевна, окончившая два высших учебных заведения, и зять, Сергей Савельевич Вахонин. Дочь Людмила Павловна, уже пенсионерка, почти ежедневно навещает своих стареньких родителей, помогает им в приобретении продуктов, необходимых лекарств, в уборке квартиры. Павел Ильич и Аграфена Иннокентьевна радуются, что у них такая дружная, творческая, работящая семья. Гордятся они и племянником, водолазом Иваном Маслобойниковым, который участвовал в Великой Отечественной войне. В общем, смотрят на своё семейное окружение счастливыми глазами. Это помогает им преодолевать болячки и продлевать жизнь. Жизнь этой замечательной семьи заслуживает особого уважения и является примером для подражания. Они смогли преодолеть все трудности в жизни и вырастить достойную смену!

 Репин Анатолий Егорович

Родился в городе Вятке (ныне Киров) в 1936 году. В 1955  году призван на службу. Направили в город Анапу, в учебную часть. После окончания направили служить на остров Сахалин. Службу проходил в порту Корсаков, в отряде сторожевых кораблей. Вся служба прошла в должности корабельного электрика на «Большом охотнике». В 1958 году демобилизовался. Сын репин Виктор Анатольевич 1962 года рождения, призван на службу в 1981 году. Служил в том же месте, где и отец. Так же электриком и на том же корабле, повторив почти один в один служебный путь своего отца.

 Панков Валерий Петрович.

Родился 1 января 1940 года в городе Усолье-Сибирское. Так что является коренным усольчаниным, прожившим долгие годы в родном городе. Его мать, Пана Попова, стала первой пионеркой в Усолье и в дальнейшем всю жизнь проработала в школе учителем начальных классов. Трудилась в школах №3 и №4. Семья проживала у военкомата в бараке, в одной из учительских квартир, воспитывая двух сыновей. Отец был призван в армию и воевал с фашистами. Вернулся живым, не инвалидом, с медалями и орденами на груди. Отец вернулся к своему ремеслу портного-закройщика и шил одежду для элитных граждан, стоящих у власти. Случилось так, что через несколько лет отец ушёл из семьи и создал новую. По окончании семилетки, Валерий пошёл работать слесарем, помогать семье стало его обязанностью. Затем трудился электриком на ЗГО, а призывался на службу с ФСК. Служба проходила на границе с Китаем. Вот что вспоминает Валерий о том времени: «Когда я прибыл на заставу, еще пели песню «Москва - Пекин» о том, что русский с китайцем братья навек. По Амуру ходили китайские пароходы, плавали лодки с людьми. Они нам, пограничникам, махали приветственно руками и кричали что-то по-своему, не ругательно. А в конце 1962 года уже не махали, а кулаками грозили. Много китайцев переходило границу в нашу сторону. В основном с контрабандой. Китайцы несли к нам опиум, маковый сырец, а от нас уносили победитовые пластинки, которые использовали для изготовления режущего инструмента. Напротив нашей заставы стояла китайская деревня. Китайцы, мы их рикшами звали, жили плохо, бедно, на наш взгляд и есть им даже было нечего. Бывало так, что приплывшего на наш берег в лодке китайца, мы задерживали и вызывали начальника заставы. Прибудет тот, посмотрит на задержанного гражданина и нам говорит: «Накормите его хотя бы». Потом везем его обратно на катере на китайскую заставу. В период учебы осваивал специальность связиста, а вот служить на заставе довелось кавалеристом до самого окончания срока службы. Имел звание рядового, а перед самым ее окончанием присвоили звание сержанта, за отличную службу и задержание пытавшегося перейти границу вооруженного китайского нарушителя. Этот случай запомнился на всю жизнь. А произошло это так: наша пограничная застава располагалась неподалеку с железнодорожной станции «Сиваки Тыгда». По этой причине основная масса нарушителей с китай%D

Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 . 777f71dbc3ef4852